статус беженца
|
Зарегистрируйтесь и вы сможете задавать вопросы, учавствовать в форуме, узнавать мнение клиентов.

статус беженца
статус беженца
rus | eng
свяжитесь с нами по вопросу статуса беженца Карта сайта
Офис в Лондоне: +44.20.8144.9997
Офис в Торонто: +1.647.558.7520
paterton.ca  paterton@outlook.com
 

В ПОИСКАХ ЗАПАСНОГО АЭРОДРОМА

В ПОИСКАХ ЗАПАСНОГО АЭРОДРОМА

Война санкций, запретительные законы и ситуация с Украиной усилили чемоданные настроения россиян. В социальных сетях и блогах разговоры на тему «пора валить» приобрели характер эпидемии. По данным недавнего опроса ВЦИОМ, 11 процентов россиян (а это примерно 14 миллионов человек) хотели бы уехать за границу.

27.05.2015

Война санкций, запретительные законы и ситуация с Украиной усилили чемоданные настроения россиян. В социальных сетях и блогах разговоры на тему «пора валить» приобрели характер эпидемии. По данным недавнего опроса ВЦИОМ, 11 процентов россиян (а это примерно 14 миллионов человек) хотели бы уехать за границу.

О том, кто и почему покидает Россию, «Ленте.ру» рассказал завсектора изучения миграционных и интеграционных процессов института социологии РАН Владимир Мукомель.

– Судя по настроениям в интернете, россияне охвачены желанием уехать из страны. Это просто разговоры или проблема эмиграции сейчас действительно стоит очень остро?

– Такая проблема действительно стоит, общество расколото. Это связано не только с событиями на Украине, сейчас в России идет мобилизация, перестройка общества, экономики и власти, появляются изоляционистские настроения. Это многих пугает.

Часть людей рассматривает возможность эмиграции, но не надо преувеличивать их численность. Это проективное настроение, скорее, пожелание, которое у большинства вряд ли будет реализовано. Хотя те, у кого есть возможность, сейчас пересматривают свои жизненные планы и создают «запасные аэродромы» на Западе, чтобы ими можно было воспользоваться, когда в России станет совсем уж не комфортно жить.

– Может ли новость об очередном «запретительном законе» стать последней каплей в желании человека эмигрировать? Насколько важен информационный фон?

– Помните байку про аппетит слона – «Конечно, он съест, да кто ж ему даст». Для того чтобы выехать, нужно, чтобы были условия в стране, куда человек планирует ехать, должен быть подготовлен «аэродром». Это занимает определенное время. Уехать – означает необходимость решить кучу бытовых проблем: образование детей, помощь родителям, жилье… Все вопросы надо решать параллельно. О работе я даже не говорю.

Ситуация меняется, и многие полагают, что не в лучшую сторону. Соответственно усиливается интенсивность поиска вариантов. Но это не значит, что люди мгновенно бросают жилье и уезжают за границу.

– Сколько людей переходят от слов к делу?

– Обычно социологи задают вопрос: «Хотели бы вы уехать из страны?». Как правило, цифры колеблются в пределах от 15 до 20 процентов. Но как только у респондентов спрашивают о том, предпринимают ли они какие-то конкретные действия для отъезда, цифры резко снижаются до уровня 3-4 процентов и даже меньше. Поэтому относиться к настроениям, которые фиксируются в социальных сетях и социологических опросах нужно очень-очень осторожно. Я полагаю, что реально готовы уехать за пределы России, в корне изменив социальную среду, только 2-4 процента, не более.

– То есть бить тревогу, что сейчас все лучшие, умнейшие люди уедут из России, пока не стоит?

– Нет. Стремления получить образование, работу, повысить квалификацию, а возможно, еще и переждать определенный период на Западе, конечно, усилились, как усилилась и эмиграция. Но говорить о катастрофических масштабах эмиграции я бы пока не стал.

– Что за люди входят в эти 2-4 процента уезжающих?

– Во-первых, это молодежь, только получившая образование и планирующая на Западе найти работу или продолжить учебу. Большинство из них вернутся в Россию при благоприятной ситуации либо будут жить на две страны.

Другая часть эмигрантов – это интеллигенция, которая находится уже в зрелом возрасте, имеет накопления и может позволить себе купить жилье на Западе, получить вид на жительство и пережидать там обострение ситуации в России.

– А бегство ученых из России продолжается?

– Для ученых всегда наибольшее значение имела работа. Если есть контракт – они уезжают. Подавляющее большинство ученых работает на Западе по временным контрактам, по грантам. Если у них долгосрочные контракты, то они могут уезжать семьями. Но тут возникает вопрос будущего детей, где давать им образование. Скорее всего, в ближайшее время будет превалировать выжидательная позиция.

– Эмигрируют преимущественно столичные жители или люди из регионов также активно выезжают?

– Если в начале – середине 90-х годов уезжали в основном жители Москвы и Питера, то сейчас эмигрируют отовсюду. Из небольших городков Сибири уезжают столько же, сколько из мегаполисов. Если вы проедете по американским университетам, то увидите там студентов из всех регионов России, там обязательно будут жители небольших городов.

– А чем еще отличается эта волна эмиграции от прошлой?

– Изменилась география территории выхода, изменился состав. Но в целом я бы не сказал, что произошли большие перемены. В 90-х эмиграция была этнической – уезжали немцы, евреи, греки. Сегодня эмиграция перестала быть этнической, уезжают представители всех национальностей. В Израиль едет больше русских, чем евреев, а в Германию – больше русских, чем немцев.

– В 90-е россияне бежали на Запад в поисках лучшей жизни. Что ищут эмигранты новой волны?

– Экономическая ситуация в России сейчас не катастрофическая в отличие от времен «колбасной» эмиграции 80-х и первых годов независимости. Если у вас есть деньги, все товары можно купить и в России. Для людей более значимой становится социальная среда, безопасность для себя и членов семьи, свобода выражать свои чувства.

– Куда чаще всего едут?

– Чаще всего едут туда, где комфортно жить и работать. Разные слои населения едут в разные страны. Для пенсионеров более важны комфортные условия жизни, это может быть Англия, Португалия, Италия, Лазурный Берег, Болгария. Все зависит от доходов. Пенсионер может сдать или продать квартиру в мегаполисе и на эти деньги купить жилье не хуже в той же Болгарии или Италии.

Молодежь больше интересует работа, у них немного другие требования. Процесс выбора индивидуален, одного интересует мегаполис, другого – маленький университетский городок.

– Удается ли нашим эмигрантам интегрироваться в среду или они так навсегда и остаются в душе россиянами, ностальгирующими по березкам?

– Многие из тех, кому удается устроиться на Западе, испытывают определенный дискомфорт, потому что их социальная среда остается в России. Они попадают в комфортную, удобную жизнь, но там все-таки немного другая культура. Многие общаются исключительно с выходцами из России. Хотя говорить о какой-то российской диаспоре за границей сложно.

Среди ученых есть шутка, что если на кафедре университета появился один китаец, то через год на этой кафедре будет пять китайцев. Но если появился русский, то в течение ближайших лет ни одного русского там не будет. К сожалению, это следствие того, что в российском обществе очень низок уровень межличностного и межгруппового доверия. Это отсутствие доверия многие переносят и за границу.

А вот дети, особенно если переезжают в раннем возрасте, быстро интегрируются в принимающую среду. Во втором поколении они фактически перестают быть россиянами.

– А сколько людей возвращаются в Россию?

– Такой статистики нет, есть статистика регистрации пересечения границ. Но мы должны понимать, что мир изменился. Говорить о том, что человек уехал, а потом вернулся, можно условно. Есть масса примеров трансграничных семей, которые живут не только на две, но и на три страны. Муж работает в университете в одной стране, жена – в другой, дети учатся в третьей. Это нормальная ситуация.

Сейчас правильнее говорить не об утечке умов, а об их циркуляции. Специалист сегодня работает в России, завтра в одной стране на Западе, послезавтра в другой стране на Западе, потом снова в России. А бывает, что все это происходит в течение года, разные проекты реализуются в разных странах.

yandex_partner_id = 32388; yandex_site_bg_color = 'FFFFFF'; yandex_stat_id = 5; yandex_ad_format = 'direct'; yandex_font_size = 0.9; yandex_direct_type = 'flat'; yandex_direct_limit = 3; yandex_direct_title_font_size = 3; yandex_direct_links_underline = false; yandex_direct_title_color = '006633'; yandex_direct_url_color = '666666'; yandex_direct_text_color = '000000'; yandex_direct_hover_color = 'FF0000'; yandex_direct_favicon = false; yandex_no_sitelinks = true; document.write(''+'ipt>');

Возврат к списку



Paterton office in Toronto, Canada 11.02.2015| Paterton office in Toronto, Canada
Paterton Office in Toronto, Ontario, Canada

Клиент из Киева иммигрировавший в Германию 03.07.2014| Клиент из Киева иммигрировавший в Германию
Client from Kiev whom we helped with his immigration to Germany.

Блоги, отзывы, вопросы от клиентов

Все блоги
ЗДРАВСТВУЙТЕ НАМ НУЖНО ПРИГЛАШЕНИЕ ИЗ КАНАДЫ ДЛЯ НАШИХ САТРУДНИКОВ С УВАЖЕНИЕМ DIMITRI VARDOSHVILI DIRECTOR NGO COUNTRY GEORGIA IN WORLD GEORGIA, TBILISI E- mail: ngogeorgiacom@gmail.com
Читать подробнее
Доброе время суток нужна консультация по поводу беженцев в Германию. Как можна связаться с вами
Читать подробнее
Здравствуйте я гражданин Туркмении мне 35 женат мы хотим эмигрировать в Англию но у нас там родственников нету . Прочитал статью если просить беженство то и пособию и жилья предоставят , это как бы подушка безопасности на первое время .Я сам имею диплом инженера информационные тех-ги в образовании.Могу ли я просить визу беженца для себя и для жены.Потому что уже не возможно здесь жить работы нету...
Читать подробнее
Добрый вечер. Подскажите пожалуйста. Я 6 месяцев с мужем в Голландии в лагере. У нас дублин в Польшу. Должны принести билеты. Но, приглашения нет. И мы не знаем принимает ли Польша на самом деле. Мы отказываемся ехать в Польшу. Так Польша может отправить домой в Украину. Там большые проблемы. У нас в паспорте были визы рабочии и они простроченые. Да и там мы не были. Первая страна где сдавали паль...
Читать подробнее