статус беженца
|
Зарегистрируйтесь и вы сможете задавать вопросы, учавствовать в форуме, узнавать мнение клиентов.

статус беженца
статус беженца
rus | eng
свяжитесь с нами по вопросу статуса беженца Карта сайта
viber.pngwhatsapp.pngphone.png
Свяжитесь по  Viber, WhatsUp, телефону
по номеру: +1.416.939.6969

 

Голландцам надоели приезжие

Голландцам надоели приезжие

Лозунги и политический курс голландского правого популиста Пима Фортейна, убитого в мае 2002 года террористом-одиночкой, без лишней шумихи и бравады взяло на вооружение правительство государства. Голландия, до недавнего времени считавшаяся страной, наиболее лояльно относящейся к иммигрантам, «задраила люки» и не намерена более никого принимать. Как сообщает ИА «Росбалт», отныне голландские законы о беженцах становятся самыми жесткими в Европе.

17.02.2015

Лозунги и политический курс голландского правого популиста Пима Фортейна, убитого в мае 2002 года террористом-одиночкой, без лишней шумихи и бравады взяло на вооружение правительство государства. Голландия, до недавнего времени считавшаяся страной, наиболее лояльно относящейся к иммигрантам, «задраила люки» и не намерена более никого принимать. Как сообщает ИА «Росбалт», отныне голландские законы о беженцах становятся самыми жесткими в Европе.

Одна-единственная книга - словно удар дубинкой: ее автор, шейх Абу Бакр Джабир аль-Джазаири, обрушивается в ней на гомосексуалистов и женскую эмансипацию и защищает право мужей избивать непокорных жен. Эта книга, «Путь мусульман», изданная в Голландии, вызвала протесты всех политических партий страны - шейха обвиняют в расизме и реакционных взглядах. Тем не менее эти свои воззрения имам амстердамской мечети аль-Тауид может спокойно распространять и дальше: либеральные голландцы предпочли руководствоваться въевшимся в национальное самосознание принципом gedogen - это словечко означает в переводе на русский что-то вроде «нестрашно, проехали».

Этот принцип долготерпения, вообще-то, уже отживает в Нидерландах свое. До сих пор он позволял полиции и юстиции закрывать глаза на небольшие проступки, дабы иметь больше сил и возможностей заниматься тяжелыми преступлениями. Однако данная книга - совсем не такой уж маленький проступок. Кроме всего прочего из нее можно почерпнуть, например, что гомосексуалистов надлежит сбрасывать с крыш домов и, если они после этого остаются еще живы, побивать камнями. Голландская действительность доказывает, что не только большинство может быть нетерпимо по отношению к меньшинству, но и наоборот. Жители страны весьма озабочены интеграцией аллохтонов, как здесь называют приезжих, в отличие от местных жителей, автохтонов. Яркий и разноцветный интернационал, процветающий среди амстердамских каналов, создает обманчивую иллюзию гармоничного мультикультурного общества - на самом же деле его попросту не существует.

Демократическое общество, считает профессор Пауль Шеффер, амстердамский «городской социолог», не должно оставлять на волю случая вопрос - кого из «чужаков» оно согласно допустить к себе. Любая страна лишь тогда является страной иммиграции, если местные жители этого желают - и не иначе. Шеффер, один из последователей лидера правых популистов Пима Фортейна, утверждает, что идеи его погибшего партийного босса живут и процветают, мало того - они единственно верны. Однако многие голландские левые и либералы также считают сегодня, что Пим Фортейн не был так уж не прав. Фортейн, гомосексуалист и ниспровергатель табу, желавший полностью уничтожить возможность въезда в Голландию для мусульман, был убит леворадикальным террористом в мае 2002 года - в тот самый момент, когда он чуть было не стал премьер-министром страны.

Для Фортейна исламисты были никем иным, как только тунеядцами. «Они считают нас неполноценными людьми, еще менее ценными, чем свиньи, поэтому им можно безнаказанно нас обворовывать», - эти его слова вели к непреложному выводу: таких гостей Голландии не нужно. Наследство Фортейна живет. Раньше его соратники говорили: «Другие партии спешат вспрыгнуть на подножку нашего мчащегося поезда». Сегодня другие партии уже попросту вышвырнули машиниста с тендера паровоза и захватили весь состав.

Что в особенности беспокоит голландцев, так это тот факт, что, согласно статистическим прогнозам, в 2010 году в четырех крупнейших городах страны - Амстердаме, Роттердаме, Утрехте и Гааге - аллохтоны составят большинство населения. Для голландцев перспектива невеселая. Приезжие мусульмане - далеко не элита: многие едва-едва понимают по-голландски, да что там - частенько они не могут читать и писать на собственных языках. Кроме того, они не умеют ездить на велосипеде - что для голландцев совершенно неприемлемо.

Коалиционное гражданское правительство с премьер-министром Яном Петером Балькененде во главе в феврале приняло самые строгие в Европе законы о беженцах. 26 тыс. соискателей политического убежища должны в скором времени быть отправлены восвояси. Отныне процесс принятия новых соискателей ускорится, так что 70% получат окончательный ответ в течение 48 часов. До момента депортации из страны теперь они будут находиться в специальных депортационных центрах.

Основная масса из около миллиона мусульман-аллохтонов не так уж и опасна. Она бедна, малоподвижна и консервативна. И склонна швырять свои обертки от питы или кебаба прямо на тротуар - что в Амстердаме, где даже господа в темных сшитых на заказ костюмах до сих пор справляют малую нужду прямо в каналы с пешеходных мостиков, не вызывает особого неприятия. Что, однако, ощущается как помеха - так это тот факт, что в среде приезжих уровень безработицы в три-четыре раза (соответственно возрастным классам) выше, нежели в среде местных жителей. Таким образом, иммигранты забирают из социального котла намного больше, чем туда вкладывают - ускоряя этим коллапс социальной системы Нидерландов.

По-настоящему опасными являются лишь 8-10 тыс. мусульман, которых полиция отметила в качестве потенциальных террористов. Большинство из них высокообразованны, интегрированны в общество, многие даже обладают голландскими паспортами.

Айаан Хирси Али, миловидная молодая политолог родом из Сомали, считающая себя Жанной д’Арк в битве против так называемого исламофашизма, также получила голландское гражданство через пару лет после приезда в страну. Год назад она была избрана в депутаты гаагского парламента от праволиберальной партии VVD. Раньше Хирси Али была мусульманкой. Сегодня она стыдится своей старой конфессии, которую считает отсталой, Магомета, которого называет «тираническим развратником», а священный Коран - «инструментом подавления».

Конечно, стоило бы выражаться повежливее. Однако Хирси Али нарочно провоцирует оппонентов - она обожает полемизировать, кроме того - она хорошо знает, о чем говорит. Когда она была еще совсем маленькой, в Могадишо ей сделали обрезание, от которого она чуть не умерла. Учитель Корана во время одного из школьных уроков проломил ей голову - в качестве «воспитательной меры». В 1992 году отец решил выдать ее замуж за дальнего родственника из Канады, которого Хирси Али никогда в жизни не видела. В то время она как раз находилась в Берлине - девушка позвонила отцу и сообщила, что не хочет выходить замуж. Вместо билета на самолет в Торонто она взяла билет на поезд в Амстердам.

В качестве социального работника Хирси Али весьма близко познакомилась со страданиями, выпадающими на долю женщин-мусульманок в Нидерландах - прежде всего, с последствиями сексуального насилия в семьях. «Это происходит ежедневно - инцест, побои, аборты», - утверждает она. 60% всех абортов в Голландии совершают мусульманки.

Исламский истеблишмент на дух не переносит молодую воительницу. Фаваз Жнейд, имам гаагской Сеннах-мечети: «Эта уборщица, пролезшая в парламент, для нас не существует!» Черная красавица с менталитетом Джона Уэйна, в сопровождении двух телохранителей постоянно рвущаяся в битву против реакционной культуры своего отца, является украшением своей партийной фракции. Партия Пима Фортейна с удовольствием заполучила бы ее в качестве своей кандидатки, однако она была слишком умна, чтобы садиться в тонущую лодку. Тот факт, что послы Саудовской Аравии и Пакистана требовали ее немедленного отзыва из парламента, прибавило Хирси Али пару плюсов в ее политическом рейтинге. В прошлом году на выборах самого популярного голландца она завоевала второе место.

Голландцам Хирси Али симпатична, потому что она привлекательна, умна и смела. Однако, конечно же, еще и потому, что она как чернокожая без колебаний пользуется привилегией говорить вслух о «своих» то, что не может сказать ни один белый, не подвергшись риску быть обвиненным в расизме.

//


Возврат к списку



Paterton office in Toronto, Canada 11.02.2015| Paterton office in Toronto, Canada
Paterton Office in Toronto, Ontario, Canada

Клиент из Киева иммигрировавший в Германию 03.07.2014| Клиент из Киева иммигрировавший в Германию
Client from Kiev whom we helped with his immigration to Germany.

Блоги, отзывы, вопросы от клиентов

Все блоги
добрый день всем.... хотел спросить.... реально ли получить семье из Молдовы статус беженца в Швеции с последушеи трудоустроиства.... спасибо...
Читать подробнее
Здравствуйте, дорогие друзья и коллеги! Наша компания готова сотрудничать с вами. В случае вашего согласия, пожалуйста, напишите нам. С уважением, Г-н ДИМИТРИ ВАРДОШВИЛИ ДИРЕКТОР БИЗНЕС-ЦЕНТР ГРУЗИИ, ООО Идентификационный номер: 424616357 Страна ГРУЗИЯ, 0900, Город
Читать подробнее
Доброго времени суток. Я хотел бы узнать возможно ли поменять статус беженца например,у меня статус в Польше,но у меня перспективы во Франции работа и тд.
Читать подробнее
Хочу получить политическое убежище вместе со своей девушкой, мы лезбиянки. Живем в Чечне. Есть ребёнок от первого брака моей девушки. Возраст 4 года, сын. Хотим уехать из Чечни в страны Евросоюза. Что делать?
Читать подробнее