статус беженца
|
Зарегистрируйтесь и вы сможете задавать вопросы, учавствовать в форуме, узнавать мнение клиентов.

статус беженца
статус беженца
rus | eng
свяжитесь с нами по вопросу статуса беженца Карта сайта
Офис в Лондоне: +44.20.8144.9997
Офис в Торонто: +1.647.558.7520
paterton.ca  paterton@outlook.com
 

Движение на запад: удачный опыт

Движение на запад: удачный опыт

В страны ЕС, которые открыли свой рынок труда для мигрантов из Восточной Европы, приехало в десятки раз больше людей, чем ожидалось. Вопреки опасениям скептиков, европейской экономике это пошло только на пользу, пишет еженедельник «Эксперт».

17.02.2015

В страны ЕС, которые открыли свой рынок труда для мигрантов из Восточной Европы, приехало в десятки раз больше людей, чем ожидалось. Вопреки опасениям скептиков, европейской экономике это пошло только на пользу, пишет еженедельник «Эксперт».

«Девушки для работы массажистками. Опыт необязателен. Зарплата до 400 фунтов», – двадцатипятилетний Томаш Машкевич переводит мне, сбиваясь на смешки, написанное по-польски объявление. Объявление на листке ярко-салатовой бумаги приклеено на витрину газетной лавки в лондонском районе Хаммерсмит. Это местная «стена плача». Не еврейская, как в Иерусалиме, а польская – в Лондоне. Все началось с нескольких объявлений на польском, которые хозяин лавки пару лет назад разрешил приклеивать на витрину в надежде, что это привлечет покупателей. Его расчет оправдался: сегодня вся витрина снизу доверху заклеена цветными бумажками, на которых от руки по-английски и по-польски написаны сотни объявлений о предлагаемой работе или ее поиске. У «стены плача» с блокнотами и ручками стоят десятки мужчин и женщин разных возрастов. Они старательно переписывают номера телефонов потенциальных работодателей.

«Четыреста фунтов – в Варшаве это очень хорошая месячная зарплата», – говорит Томаш. Десять дней назад он прибыл на лондонский автовокзал Victoria автобусом из Варшавы, до которой добирался несколько часов из своего родного Плоцка в Центральной Польше. В Лондон Томаш приехал не на пустое место – здесь уже больше года официанткой работает его старшая сестра. Но он не хочет идти в официанты: «Такую работу я мог бы найти и в Варшаве». В Лондоне надеется найти работу в офисе – чтобы была польза от четырех лет изучения экономики и языков в университете.

Лондон сегодня полон такими, как Томаш и его сестра Моника. Еще летом 2004 года на кассах супермаркета резко обновился состав продавцов. Смуглые, с восточными чертами лица Али, Мехмет, Самира и Зухра куда-то пропали, а их место заняли светлоглазые и светловолосые Адам, Лех, Данута и Моника. Польские имена и акцент почти мгновенно стали типичны в лондонской сфере обслуживания, а чуть позже и по всей Британии. Сегодня, два года спустя, заказывая кофе, нанимая уборщицу или вызывая сантехника, житель Британии скорее всего столкнется с недавним трудовым мигрантом с востока – одним из более трехсот тысяч восточноевропейцев, которые после расширения Евросоюза 1 мая 2004 года приехали сюда в поисках лучшей доли. Этого дня в Западной Европе опасались многие. В «старой Европе» политики, экономисты, журналисты, профсоюзы, да и простые обыватели всерьез опасались, что сразу же после расширения ЕС сюда устремятся сотни тысяч восточноевропейцев, готовых работать за гроши и отнимающих рабочие места. Поэтому 12 из 15 стран «старого ЕС» ввели ограничения на миграцию рабочей силы из новых стран-членов.

Страны с зарегулированными рынками труда требовали сохранить для восточноевропейцев прежние правила: они могут работать только при наличии соответствующих разрешений. Еврокомиссия согласилась на отсрочку решения вопроса (срок переходного периода – семь лет). Пока же свои рынки труда для восточноевропейцев открыли лишь три страны – Великобритания, Ирландия и Швеция. Здесь посчитали, что мигранты пойдут на пользу гибким рынкам труда. В самом деле, менее чем за два года в эти три страны перебрались более пятисот тысяч человек из Восточной Европы (значительно больше, чем предполагалось до расширения ЕС), но никакой катастрофы не произошло. Наоборот – эксперимент оказался весьма успешным.

Переселение народов

Трудовые мигранты буквально наводнили Британские острова. В начале 2004 года британский замминистра внутренних дел Тони Макналти, курирующий вопросы миграции, заявил, что в страну ежегодно будут въезжать от 5 до 13 тыс. мигрантов из новых государств ЕС ежегодно. Критиковавшие правительство консерваторы называли куда более высокие цифры – до 70-80 тыс. в год. В реальности приток оказался еще более масштабным: с мая 2004-го по декабрь 2005 года в страну въехало 329 тыс. мигрантов. К апрелю 2006 года эта цифра, как ожидается, достигнет 400 тыс. человек. То есть ежегодно в Британию из новых стран ЕС въезжают 200 тыс. человек.

Немало восточноевропейцев приехало и в соседнюю Ирландию – за двадцать месяцев с момента расширения ЕС 160 тыс. мигрантов (около 90 тыс. в год). Для страны с населением в 4,8 млн человек это очень много – сегодня на приехавших из новых стран ЕС приходится 2,4% всех жителей трудоспособного возраста. В Швецию же за полтора года приехало всего 10 тыс. человек. «Британия и Ирландия – англоязычные страны, а английский самый популярный из иностранных языков в Восточной Европе. Вакансий в этих странах больше, чем в Швеции. Работу найти проще. Уволиться, в случае необходимости, тоже. Плюс в Лондоне, Манчестере и Дублине уже были общины из представителей восточноевропейских стран, на которые новые мигранты могли полагаться на первых порах», – комментирует ситуацию старший научный сотрудник Центра миграции, политики и общества (Compas) Оксфордского университета Мартин Рус.

Основным поставщиком мигрантов стала Польша – самая населенная из новых стран ЕС с уровнем безработицы, превышающем 18%. По официальным данным, менее чем за два года на Британские острова приехали 270 тыс. поляков (две трети – в Британию, треть – в Ирландию). Много трудовых мигрантов приехало из Литвы, Словакии и Латвии (из Чехии, Венгрии, Эстонии и Словении – значительно меньше).

Молодые восточноевропейцы – 83% мигрантов составляют молодые люди 18-34 лет – особенно на первых порах, готовы браться за любую работу, даже если их уровень образования и навыков позволил бы им заниматься чем-то более квалифицированным. Приехавшая в Лондон из Таллина после окончания университета (специальность по диплому – «маркетинг и реклама») 22-летняя Ирина Черняк поначалу работала в агентстве недвижимости и в магазине. Но через несколько месяцев смогла найти работу по специальности, сейчас занимается маркетинговыми исследованиями и, как признается, в целом довольна: «В Эстонии найти такую работу сразу после университета было бы сложнее». Разная миграция

Вопреки мрачным прогнозам противников открытия границ, миграция не привела к экономической катастрофе. В феврале 2006 года Европейская комиссия опубликовала отчет, в котором оценила эффект миграции с востока на запад Евросоюза как «исключительно положительный». Миграция способствовала экономическому росту и росту общего числа занятых. В то же время она не привела к росту безработицы и увеличению выплат социальных пособий в тех странах, куда устремились иммигранты. Приехавшие не отнимали работу у местных, – они заполняли существующие вакансии, особенно в тех секторах и регионах, которые были непопулярны у аборигенов.

Как свидетельствуют данные британского минтруда, с мая 2004 года общая доля занятых в экономике выросла почти на 3%. Чиновники объясняют это тем, что многие восточноевропейцы, ранее работавшие в стране нелегально, вышли из тени и зарегистрировались официально. Социальные же пособия в Британии получили лишь 1.200 из 300 тыс. мигрантов. Выступая в начале 2006 года по поводу миграции, Тони Блэр похвалил восточноевропейцев за высокую трудовую этику, которой очень довольны британские работодатели. «Мы открыли ворота для тех, кто хотел работать, и новые мигранты показали, что они действительно едут для того, чтобы работать и увеличивать благосостояние», – заявил британский премьер-министр.

В Британии и Ирландии существуют сотни тысяч вакансий, особенно в отдаленных сельских районах, которые не заполнялись годами. Обычно это те вакансии, которые не прельщали местных жителей – строители, водители автобусов, сельскохозяйственные рабочие. По данным британского минтруда, в гостиницах и ресторанах нашли работу 24% новых мигрантов, в сельском хозяйстве – 14%, в строительстве – 9%, в пищевой промышленности – 8%. Средний заработок приехавших составил $7,9-10,5 в час – чуть выше британской минимальной зарплаты ($7,9 в час). И даже за небольшими по местным уровням заработками мигранты готовы ехать в самые отдаленные уголки страны. На начало 2006 года восточноевропейцы составили более 1,5% всех занятых в Северной Шотландии, Западном Уэльсе и в сельских районах Восточной Англии.

На запад едут и профессионалы. Тридцатитрехлетний Имре Бун, врач из венгерского города Мишкольц, в начале 2005 года получил письмо от британских хедхантеров. Они приглашали его на собеседование в Будапешт. После того как Буну предложили работу, он провел три месяца на специальных подготовительных курсах по медицинскому английскому, которые оплачивал его будущий работодатель. Сейчас он работает в больнице St. Mary’s в Лондоне – одном из учреждений британской государственной системы здравоохранения NHS. Британские компании по набору персонала сообщают о целом вале заявок на поиск в странах Восточной Европы профессионалов – врачей, архитекторов, финансистов, инженеров.

Среди мигрантов есть и предприниматели. Одна из особенностей интеграции мигрантов в Британии – многие из них открывают свой собственный бизнес. Доля предпринимателей среди приезжих почти вдвое выше, чем среди местного населения. В Лондоне активно растут бизнесы, либо обслуживающие новых мигрантов, например, продуктовые магазины с польскими, литовскими и венгерскими продуктами, либо предоставляющие им рабочие места – строительные компании, фирмы по ремонту автомобилей и электрооборудования.

Впрочем, найти работу удается не всем. Около 15% приезжающих в Британию и Ирландию всего через несколько месяцев возвращаются домой. У «стены плача» рассказывают истории о нечестных работодателях, отказывавшихся платить, о проблемах с поисками жилья и сложностях с открытием банковского счета. Так как новым мигрантам закрыт доступ к социальным льготам, они не могут сразу после прибытия в страну воспользоваться приютами для бездомных или искать вакансии в государственных центрах занятости.

Напряжение падает

Отток рабочей силы на Запад пошел на пользу и тем странам, откуда мигранты выезжают: практически везде стала сокращаться безработица. «Возможность уехать в Британию или Ирландию сняла напряжение с рынков труда в Польше, Словакии и странах Балтии. Особенно в депрессивных регионах – там, где закрылась тяжелая индустрия и работу найти сложно. Миграция сократила общий уровень безработицы и привела к тому, что работодатели стали больше ценить своих сотрудников. Ведь те, если их не устраивают условия работы, могут отправиться в Дублин или Ньюкасл. Поэтому в этих странах растет зарплата и улучшаются условия труда», – говорит главный экономист Лондонского центра европейской реформы Катинка Бариш.

Конечно, безработица на востоке Европы будет снижаться не бесконечно. В бывших соцстранах есть большая группа безработных, которой сложно найти работу даже при низкой безработице. В основном это люди старше 45 лет, прежняя квалификация которых оказалась не нужна в связи с закрытием тяжелой индустрии, а новые навыки им получать трудно. Отъезд молодежи, особенно из некоторых секторов, привел к формированию локального дефицита работников. В результате Польша и страны Балтии оказались вынуждены завозить рабочих и строителей с Украины, из Белоруссии и России. Так, сегодня на Гданьской судоверфи, где зарождалась польская «Солидарность», почти треть работников – украинцы.

Миграционный поток привел к перекраиванию экономической карты Европы. С расширением ЕС в восточноевропейских странах произошел бум малобюджетной авиации. Ирландская авиакомпания Ryanair сегодня уже летает в 15 городов региона, а британская Easyjet – в 14. Также развивается ускоренными темпами быстрая деловая авиация в Москве и других крупных городах.

«Я каждый месяц отправляю родителям $400. Благодаря этому они смогли перестроить дом и позволить себе более высокий уровень жизни», – рассказывает 28-летняя Малгожата Мотшицка из польского города Легница. По оценкам лондонского центра Economist Intelligence Unit (EIU), суммарный объем денежных переводов из Британии и Ирландии в Польшу в 2006 году составит $6,5-7 млрд. Часть этих доходов будет потрачена на потребление, часть – на инвестиции. Та же Малгожата приехала в Лондон в сентябре 2004 года и нашла работу в солярии. Спустя год Мотшицка, имеющая диплом Вроцлавского университета, стала менеджером салона. Сейчас она откладывает деньги, чтобы через несколько лет вернуться домой и открыть свой собственный солярий, под который собирается отвести первый этаж перестроенного родительского дома.

Вакцина от мультикульти

Восточноевропейская миграция пришлась Западной Европе очень кстати еще и из-за появления здесь доморощенного исламского фундаментализма. «Европейцы неожиданно для себя осознали, что некоторые меньшинства не хотят ассимилироваться в местное общество. Поэтому многие европейцы предпочитают, чтобы новые мигранты были белыми и не мусульманами. В идеале – чтобы они были тоже европейцами, выросшими в христианской традиции. Именно таких мигрантов Западной Европе могут дать Венгрия, Польша или Литва. Западные европейцы стали рассматривать восточноевропейских мигрантов как полезную вакцину. Они решают экономические проблемы, но не нарушают сложившуюся культурную среду, так как в целом придерживаются тех же ценностей», – считает Мартин Рус из Compas.

Такие настроения уже находят отражение в миграционной политике европейских стран. Та же Британия в начале марта объявила о новой балльной системе оценки мигрантов. Это нововведение практически закроет дорогу для низкоквалифицированных мигрантов из-за пределов ЕС. Этим недовольны, например, индийская и пакистанская общины, но, согласно опросам, более 80% избирателей считают, что в страну нужно пускать лишь высококвалифицированных специалистов.

Восточноевропейские мигранты часто попадают в уже сложившиеся диаспоры. Например, еще до 2004 года в Британии жила стотысячная община поляков. Часть ее существовала с конца 1940-х, когда поляки бежали из Польши от социалистических властей. Часть – мигранты 1980-х и 1990-х, а также приехавшие совсем недавно – кто по разрешениям на работу, кто нелегально. Всего за два года польская община выросла втрое. Сегодня в Лондоне выходят три польские газеты, строятся культурные центры и новые школы. Польские католические церкви, еще пять лет назад относительно пустынные, сегодня проводят воскресную мессу в три смены. И то некоторым прихожанам приходится молиться на ступенях костелов.

Неожиданным следствием миграции из новых стран – членов ЕС стало и то, что в Британии и Ирландии резко выросла русскоязычная община. До половины мигрантов из Литвы, Латвии и Эстонии приходится на русских и русскоязычных, имеющих гражданства этих стран. Многие из «балтийских русских» не видят для себя перспектив на родине – кто из-за национальной политики, кто из-за небольшого размера самих государств – и потому пробуют себя на Британских островах в самых разных ипостасях, от строителей и нянь до программистов и финансистов. По некоторым оценкам, из примерно 200-250 тыс. русскоязычных жителей Лондона около половины приходится на мигрантов их стран Балтии.

Больше мобильности

Успех восточноевропейской миграции в Британию и Ирландию стал еще одним доказательством превосходства их модели рынка труда над континентальной. «Этот опыт показывает, что расширившийся ЕС приближается к более рыночной модели рынка труда, в котором растет мобильность, а предложение и спрос на трудовую силу подчиняются законам рынка, а не странным решениям Парижа и Берлина, которые пытаются избежать участия в едином рынке труда и активно защищают свой рынок труда под предлогом защиты интересов рабочих. В результате они получают высокую безработицу, сокращение занятости и низкий рост. То есть как раз прямо противоположные вещи тем, которые получили страны, открывшие свои рынки труда», – говорит специалист по миграции лондонского центра Institute for Public Policy Research Дэнни Срискандараджа.

Еврокомиссия в своем февральском отчете рекомендовала другим странам ЕС не ждать 2011 года и отказаться от моратория на передвижение рабочей силы раньше. Власти Испании и Финляндии уже заявили о намерении открыть свои рынки для восточноевропейцев в мае 2006 года. В ближайшее время мораторий могут отменить также Португалия, Греция, Бельгия и Нидерланды. Однако Германия, Австрия, Франция и Италия настаивают на сохранении нынешней системы. Они полагают, что их рынки труда не готовы для масштабного притока восточноевропейских мигрантов. Так что эти государства на несколько лет выпадут из формирующегося высокомобильного рынка труда, который все больше связывает европейские страны.

Между тем уже сегодня около ста тысяч британцев ежегодно уезжают жить в Испанию. Примерно столько же испанцев отправляется на север – в Лондон, Дублин, Стокгольм, Амстердам. Многие из восточноевропейцев, заполонивших Британские острова, не собираются оставаться там навсегда. Кто-то хочет в будущем вернуться домой с опытом, языком и капиталом. Кто-то планирует жить на теплых берегах Средиземного моря. Мобильность европейцев значительно увеличилась, а рынок труда становится более конкурентным и гибким. Это приближает ЕС к давней заветной цели – конкуренции с очень мобильным рынком труда США. Американцы куда более склонны переезжать за тысячи километров в поисках лучших условий труда и жизни. Теперь по этому же пути готовы идти и европейцы – по крайней мере, те, кто не надеется на помощь профсоюзов и государства.

//


Возврат к списку



Paterton office in Toronto, Canada 11.02.2015| Paterton office in Toronto, Canada
Paterton Office in Toronto, Ontario, Canada

Клиент из Киева иммигрировавший в Германию 03.07.2014| Клиент из Киева иммигрировавший в Германию
Client from Kiev whom we helped with his immigration to Germany.

Блоги, отзывы, вопросы от клиентов

Все блоги
Наша организация оказывает услуги: Пленки на автомобили, тонировка автомобилей, оберегание авто от сколов. Украсив свой автомобиль модной и цветной пленкой, Вы буквально дадите ему новый вид. А именно когда автомобиль Вам нравится, но окрас Вам уже надоел. Кроме того, автопленка позволяет «поиграть» с рисунком и цветом.
Читать подробнее
Наша организация оказывает услуги: Магазин пленок на автомобили, тонировка, защита автомобиля от царапин. Обновив свой автомобиль модной и яркой пленкой, Вы буквально дадите ему новою жизнь. Особенно когда автомобиль Вам нравится, но его окрас Вам уже надоел. Помимо того, виниловая пленка позволяет «поиграть» с рисунком и оттенками.
Читать подробнее
SMM (или реклама в социальных сетях) — ряд действий направленных на получение посетителей или усиление интереса к компании посредством Секреты накрутки Телеграм показа объявлений в сервисах платформ социальных сетей.
Читать подробнее
SMM (или реклама в социальных сетях) — ряд действий направленных на получение посетителей или усиление интереса к компании посредством Секреты накрутки Телеграм показа объявлений в сервисах платформ социальных сетей.
Читать подробнее