статус беженца
|
Зарегистрируйтесь и вы сможете задавать вопросы, учавствовать в форуме, узнавать мнение клиентов.

статус беженца
статус беженца
rus | eng
свяжитесь с нами по вопросу статуса беженца Карта сайта
Офис в Лондоне: +44.20.8144.9997
Офис в Торонто: +1.647.558.7520
paterton.ca  paterton@outlook.com
 

Дискомфортные мигранты

Дискомфортные мигранты

Российское правительство издало постановление, утверждающее трудовые квоты на будущий год для иностранцев из стран, с которыми у России установлены визовые отношения. Получить приглашения на работу в России в 2007 году смогут 308.842 иностранца - это на 20 тыс. меньше, чем в нынешнем году. В правительстве открыто говорят, что приоритеты изменились: нужно трудоустраивать коренное население. Об особенностях новой политики предоставления рабочих мест иностранцам рассказал «Времени новостей» заместитель директора Федеральной миграционной службы России Вячеслав ПОСТАВНИН.

17.02.2015

Российское правительство издало постановление, утверждающее трудовые квоты на будущий год для иностранцев из стран, с которыми у России установлены визовые отношения. Получить приглашения на работу в России в 2007 году смогут 308.842 иностранца - это на 20 тыс. меньше, чем в нынешнем году. В правительстве открыто говорят, что приоритеты изменились: нужно трудоустраивать коренное население. Об особенностях новой политики предоставления рабочих мест иностранцам рассказал «Времени новостей» заместитель директора Федеральной миграционной службы России Вячеслав ПОСТАВНИН.

– Как отразится изменение миграционного законодательства на приезжих из ближнего зарубежья? Ведь им обещали либерализацию, упрощение порядка трудоустройства, а теперь выясняется, что пустят в Россию далеко не всех желающих.

– Действующее миграционное законодательство, а именно закон «О правовом положении иностранных граждан на территории РФ» от 2002 года, предусматривает квотирование только иностранных работников, прибывающих из стран с визовым режимом. По сути, сейчас квотируются приглашения на въезд – а это и значит визы.

То, что никак не квотируется ближнее зарубежье – в частности, страны СНГ, за исключением Туркмении и Грузии, с которыми у нас действует визовый режим, – и является одним из несовершенств этого закона. Поэтому в новом законе, который, как известно, вступает в силу с 15 января 2007 года, предусмотрена следующая норма: можно практически без ограничений оформлять на работу граждан, въезжающих в страну в безвизовом порядке, но в то же время в случае необходимости региональные власти и федеральное правительство смогут устанавливать квоты, учитывая при этом профессию, квалификацию, гражданство мигрантов. Строго говоря, закон сам не квотирует граждан СНГ, но по требованию регионов и правительства это можно будет делать.

– Почему был поднят вопрос о квотировании бывших соотечественников? События в Кондопоге повлияли?

– Регулировать процесс миграции из СНГ квотами сегодня действительно нужно, потому что не должно на территории нашей страны быть анклавов, где граждан другого государства больше, чем коренного населения. Это очевидно. По нашим подсчетам, компактное проживание в каком-то районе страны или региона граждан другого гражданства не должно превышать 17-20%, особенно если они другой национальной культуры и вероисповедания. Превышение этой нормы создает дискомфорт для коренного населения.

И такие очаги есть уже в Москве – например, в районе Черкизовского рынка, где проживает много граждан из Азербайджана, намечается даже отток коренного населения. Ассимиляции и интеграции в общество приезжих в таких районах, как правило, не происходит, они начинают жить по собственным законам. Что касается регионов, то похожую ситуацию мы наблюдаем на Дальнем Востоке, в Приморье, где оседает много граждан Китая. Хотя нужно отдать должное китайским мигрантам, они никогда не ведут себя вызывающе, не пытаются противопоставлять свою культуру, но все-таки живут замкнуто, по собственным законам и создают параллельную инфраструктуру. То же касается вьетнамцев, турок.

– Но если они приезжают, значит, востребованы рынком.

– Это, прежде всего, влечет за собой деформацию внутреннего рынка труда. Мигранты – работники менее требовательные, более работоспособные. С точки зрения работодателя это их неоспоримые преимущества, которые делают иностранцев более выгодной рабочей силой. Но мигранты, которые за меньшие деньги готовы работать не по нормам Трудового кодекса, а по 15-20 часов в сутки, вытесняют с рабочих мест коренных жителей страны.

Конечно, надвигающийся демографический спад повышает потребность России в мигрантах. Рабочие силы нам сейчас нужны, а будут необходимы еще больше. Мировой опыт показывает, что все экономически развитые страны нуждаются в иностранной рабочей силе, и у них на рынке труда, как правило, от 10 до 20% составляют иностранцы. Поэтому нам нужно найти баланс между внутренней и внешней рабочей силой. Новым миграционным законодательством мы и пытаемся это сделать.

– И какие есть предложения по размерам квот?

– На будущий год эта квота на приглашения со странами, с которыми у России установлен визовый режим, составит немногим более 300 тыс. Примерно такой же ее размер и в этом году, и квота была полностью выбрана. Причем, как правило, квоту в конце года перераспределяют в сторону увеличения, поскольку всегда оставляют резерв примерно в 50 тыс. Сейчас выбирается этот резерв.

– А по странам СНГ?

– Четко определить реальную потребность пока никто не может, у нас нет банка вакансий, не изучен достаточно рынок труда. Минздравсоцразвития, которое на основе региональных предложений устанавливает лимиты, предлагает ввести для граждан стран Содружества квоту в 6 млн. Мы не совсем согласны с этой цифрой. У нас уже трудится примерно 10-12 млн иностранных работников, причем большая часть – порядка 7 млн, по нашим оценкам, – трудится нелегально. По сути, эти люди уже интегрированы в экономику, страна в них испытывает потребность.

– Но правительство будет определять размер квот, учитывая не только численную потребность в мигрантах, но и в зависимости от их профессиональных навыков и даже от национальности.

– Страна нуждается одновременно и в квалифицированных специалистах, которые могли бы управлять бизнесом, стройиндустрией, автомобилестроением, проводить новые технологии, и в большом количестве неквалифицированных работников. При этом проверить квалификацию и профпригодность приезжего до момента его трудоустройства довольно сложно – дипломы сегодня легко подделываются. Зато оценку может дать работодатель, который той или иной зарплатой оценивает навыки мигранта. Поэтому мы предлагаем устанавливать миграционные квоты, учитывая в том числе и зарплаты. Благодаря этому мы сможем регулировать в стране число высоко- и низкоквалифицированных иностранных работников: например приглашать не более 10-20% людей с низкой заработной платой, а остальных – высокооплачиваемых специалистов.

Целесообразно делить квоты и по видам экономической деятельности. Сейчас у нас приезжие в основном занимаются строительством – примерно 40%, оптово-розничной торговлей – 20%, остальные распределяются по различным отраслям промышленности и сельского хозяйства. Но есть у нас в регионах и сферы деятельности, в которых мигранты просто выдавливают коренное население.

Исключительно рыночный подход в миграционной политике не всегда возможен, поскольку необходимо учитывать еще и межэтнические отношения. Мигранты займут целый сектор экономики, будут жить обособленно и, может, даже и богаче. Какое к ним будет отношение со стороны коренного населения? Вот это и выливается в межэтнические конфликты, как, например, в Кондопоге.

Мы считаем правильным и предложение делить квоты по гражданству. В США, например, квотируют, столько они берут бразильцев, столько пуэрториканцев. Это нормальное явление. Не секрет, что миграционная политика – это всегда политико-дипломатическое оружие, и та же Америка кому-то снижает квоты, кому-то вовсе запрещает въезд. И никакого нарушения прав человека здесь нет. Другой вопрос – если мы иностранца законно пустили, тогда должны обеспечить его права. Права тех, кто законно въехал, государство берет на себя обязанность защищать наравне с правами своих собственных граждан.

– Кто все-таки будет определять потребность в рабочих руках – регионы, нуждающиеся в гастарбайтерах, или федеральный центр, который будет использовать миграционное законодательство как еще один аргумент в переговорах с соседями?

– Регионы определяют квоты, а разрешение на работу и на привлечение иностранцев выдают в наших территориальных органах. За федеральным центром оставили разрешения на привлечение мигрантов из дальнего зарубежья – это только 20% от всего потока, и это наиболее тонкая с политической точки зрения область. Политика в области миграции – все-таки прерогатива президента и федерального центра, но не регионов.

Но определяют свои потребности они сами. И сейчас, и в дальнейшем конкретные цифры по квотам будут предлагаться субъектами федерации. Самые большие потребности сегодня у Москвы, она просит порядка 100 тыс. мест ежегодно, Санкт-Петербург – в два раза меньше. Третий по количеству квот – Дальний Восток (15-20 тыс.). А Черноземье, такие регионы, как Белгородская, Липецкая области, просит 1-1,5 тыс. человек. В общем-то, квоты реальной действительности не отражают, нужно раз в десять их увеличить.

– Что будете делать с нелегалами, которые не впишутся в квоты по какому-нибудь признаку – по национальности или квалификации, например? Всех депортировать?

– С экономической точки зрения вопрос острый: их много, не один миллион. Работодатель из-за повышенной административной ответственности перестанет брать нелегальных мигрантов на работу, и возникает опасность криминализации. Надеюсь, что основная масса просто уедет, они же в большинстве своем законопослушные, граждане СНГ, как правило, грубо закон не нарушают. Есть еще один путь – объявить их массовую легализацию, которая далеко неоднозначная мера и проводится в крайних случаях. Но пока критическая ситуация не наступила, и эту процедуру упорядочивания правового статуса иностранных граждан на территории страны ФМС проводить не предполагает. Мы пытаемся решить проблему на законодательном уровне, практика покажет, будет ли этого достаточно.

//


Возврат к списку



Paterton office in Toronto, Canada 11.02.2015| Paterton office in Toronto, Canada
Paterton Office in Toronto, Ontario, Canada

Клиент из Киева иммигрировавший в Германию 03.07.2014| Клиент из Киева иммигрировавший в Германию
Client from Kiev whom we helped with his immigration to Germany.

Блоги, отзывы, вопросы от клиентов

Все блоги
Хотілось би знати причину відказує у відкритті візи
Читать подробнее
ЗДРАВСТВУЙТЕ НАМ НУЖНО ПРИГЛАШЕНИЕ ИЗ КАНАДЫ ДЛЯ НАШИХ САТРУДНИКОВ С УВАЖЕНИЕМ DIMITRI VARDOSHVILI DIRECTOR NGO COUNTRY GEORGIA IN WORLD GEORGIA, TBILISI E- mail: ngogeorgiacom@gmail.com
Читать подробнее
Доброе время суток нужна консультация по поводу беженцев в Германию. Как можна связаться с вами
Читать подробнее
Здравствуйте я гражданин Туркмении мне 35 женат мы хотим эмигрировать в Англию но у нас там родственников нету . Прочитал статью если просить беженство то и пособию и жилья предоставят , это как бы подушка безопасности на первое время .Я сам имею диплом инженера информационные тех-ги в образовании.Могу ли я просить визу беженца для себя и для жены.Потому что уже не возможно здесь жить работы нету...
Читать подробнее