статус беженца
|
Зарегистрируйтесь и вы сможете задавать вопросы, учавствовать в форуме, узнавать мнение клиентов.

статус беженца
статус беженца
rus | eng
свяжитесь с нами по вопросу статуса беженца Карта сайта
Офис в Лондоне: +44.20.8144.9997
Офис в Торонто: +1.647.558.7520
paterton.ca  paterton@outlook.com
 

Америку может ждать закат

Америку может ждать закат

Американского консервативного журналиста и политика Патрика Бьюкенана иногда называют современным Шпенглером. Этот титул он заслужил благодаря изданной в 2002 году книге «Смерть Запада» (The Death of the West), которая тематически и эмоционально перекликается с изданным в 1919 году трактатом немецкого философа и культуролога Освальда Шпенглера «Упадок Запада» (в русском переводе он был озаглавлен «Закат Европы»). В своей монографии Бьюкенан связал будущую гибель западной цивилизации с сокращением рождаемости ее белого населения европейского происхождения и быстрым приростом числа жителей, являющихся иммигрантами из стран Азии, Африки и Латинской Америки в первом, втором и третьем поколении. В частности, Бьюкенан утверждал, что если эти демографические тенденции сохранятся, Соединенные Штаты в культурном и демографическом отношении превратятся в страну третьего мира.

03.07.2015

Американского консервативного журналиста и политика Патрика Бьюкенана иногда называют современным Шпенглером. Этот титул он заслужил благодаря изданной в 2002 году книге «Смерть Запада» (The Death of the West), которая тематически и эмоционально перекликается с изданным в 1919 году трактатом немецкого философа и культуролога Освальда Шпенглера «Упадок Запада» (в русском переводе он был озаглавлен «Закат Европы»). В своей монографии Бьюкенан связал будущую гибель западной цивилизации с сокращением рождаемости ее белого населения европейского происхождения и быстрым приростом числа жителей, являющихся иммигрантами из стран Азии, Африки и Латинской Америки в первом, втором и третьем поколении. В частности, Бьюкенан утверждал, что если эти демографические тенденции сохранятся, Соединенные Штаты в культурном и демографическом отношении превратятся в страну третьего мира.

Как общественный деятель Бьюкенан принадлежит к числу видных сторонников и идеологов палеоконсерватизма. Это направление американской политической мысли выступает за строгое следование традиционным ценностям консервативного мировоззрения (таким, как федерализм, ограничение авторитарной власти государства, финансовая дисциплина, верность религиозным и семейным устоям) и делает особый акцент на защиту национальных и культурных корней западного общества. В духе этих взглядов Бьюкенан с недоверием относится к военной и политической экспансии США в другие страны. С самого начала войны в Ираке он стал одним из ее наиболее бескомпромиссных критиков в правом лагере.

В США Бьюкенан весьма известен. В начале 60-х годов в 23-летнем возрасте он начал карьеру в газете St. Louis Globe-Democrat, где стал самым молодым автором редакционных статей за всю историю этого органа. В 1965 году он перебрался в Нью-Йорк, где работал в юридической фирме, одним из партнеров которой был бывший вице-президент США Ричард Никсон. Вскоре стал одним из ближайших помощников Никсона, который как раз тогда начал борьбу за новое выдвижение кандидатом в президенты от Республиканской партии. После победы Никсона на выборах 1968 года Бьюкенан вошел в состав президентского аппарата в качестве политического советника и спичрайтера. После отставки Никсона в 1974 году Бьюкенан ненадолго задержался в Белом доме в качестве специального помощника нового президента Джеральда Форда, а затем быстро приобрел известность в роли политического радио- и телекомментатора. В 1985-1987 годы он работал директором по коммуникациям Белого дома в администрации Рональда Рейгана и в этом качестве сопровождал президента в Рейкьявик на встречу с Михаилом Горбачевым.

Вернувшись в политическую журналистику, Бьюкенан заявил о себе и на политическом поприще. В 1992 и 1996 годах он безуспешно пытался добиться выдвижения кандидатом в президенты от Республиканской партии, а в 2000 году участвовал в президентских выборах как кандидат от Реформистской партии, набрав почти 450 тыс. голосов. После этого он уже не претендовал ни на какие выборные должности, полностью посвятив себя журналистской и литературной работе. В 2002 году он принял участие в основании крайне правого журнала American Conservative и до сих пор числится его почетным редактором.

Бьюкенан уже давно выступает за резкое ограничение числа иммигрантов из стран третьего мира и, прежде всего, из Латинской Америки. Еще в «Смерти Запада» он писал о том, что быстрый рост доли выходцев из этого региона в населении США представляет угрозу для будущего страны. Эту алармистскую тему он продолжает и развивает в новой монографии «Чрезвычайное положение: вторжение третьего мира и завоевание Америки».

Завоевание США

В 1960 году в США жило порядка 5 млн выходцев из стран Азии и Латинской Америки, в то время как сегодня их число приближается к 60 млн. За это время в Соединенные Штаты перебрались, по разным оценкам, от 10% до 20% жителей Мексики, Центральной Америки и островов Карибского бассейна. Только за последние пять лет в США прибыли свыше 4 млн нелегальных иммигрантов, и это притом, что уровень легальной иммиграции также остается очень высоким. Общее число нелегалов никому не известно, однако оно, во всяком случае, никак не меньше 12 млн, а может доходить и до 20 млн.

Бьюкенан видит в этих человеческих потоках, которые по преимуществу движутся через границу с Мексикой, прямую аналогию с вторжением варваров в Западную Европу в четвертом и пятом столетиях нашей эры, которое привело к падению Римской империи. Он считает, что этих пришельцев даже нельзя называть иммигрантами. Люди, которые раньше прибывали в США, сознательно покидали родные земли, чтобы стать американцами. Случались времена, когда переселенческие волны поднимались очень высоко (например, в первое десятилетие ХХ века в США из Европы прибыло почти 9 млн человек), однако практически все они приносили людей, которые хотели адаптироваться к тем требованиям, которые предъявляла им новая родина. Нынешние переселенцы, напротив, насчитывают в своих рядах миллионы человек, которые не желают или не могут полностью интегрироваться в американскую социокультурную среду. В результате, они создают на территории США множество анклавов третьего мира, число которых все время увеличивается. «Они занимают в нашем доме все больше места, но не делаются членами нашей общей семьи и даже не желают ими становиться», - пишет Бьюкенан.

Поэтому сейчас надо говорить не об иммиграции, а о вторжении, крупнейшем вторжении в истории человечества. По мнению автора, сохранение этой тенденции чревато не только опасностью отделения от США Техаса и Калифорнии (где уже сейчас жители европейского происхождения уступают по численности выходцам из Латинской Америки) и других юго-западных штатов, но и риском необратимого разрушения культурной и этнической идентичности страны в целом.

В первой главе с характерным заголовком «Как гибнут цивилизации» Бьюкенан даже сравнивает Джорджа Буша, выступившего за постепенную легализацию большей части нелегалов и введение системы временных виз для приезжающих на заработки в США латиноамериканцев, с императором Восточной Римской империи Валентом, который в 376 году разрешил вестготам пересечь Дунай и поселиться на территории Империи. Через два года готы нанесли его войскам страшное поражение в битве при Адрианополе, от которого Империя уже не смогла оправиться. И сейчас, пишет Бьюкенан, Америку захлестнули орды новых варваров.

Такова общая концепция книги. Ее можно сформулировать даже короче: по мнению Бьюкенана, США превращаются в конгломерат множества рас, этносов, языков и культур и, тем самым, теряют собственную сущность. Эти процессы, уверен автор книги, грозят сначала балканизацией страны, а затем и ее распадом.

Информация к размышлению

Бьюкенан заполняет книгу множеством примеров, подтверждающих его гиперпессимистическую гипотезу. Он уверен, что нынешняя иммиграция сильно стимулирует рост преступности. Те многочисленные пришельцы, которые не могут обрести в США материальное благополучие законными средствами, примыкают к уже существующим этническим криминальным группировкам или создают новые, которые нередко отличаются особой агрессивностью. Не случайно недавние иммигранты составляют 30% заключенных, хотя в общем балансе населения их доля не превышает 12%. Миллионы взрослых иммигрантов и еще в большей степени их несовершеннолетние дети могут выжить только в криминальной и полукриминальной среде, которая отравляет всю страну. К тому же иммигранты из бедных стран приносят в страну множество опасных инфекционных болезней, а лечить их приходится за счет общества. К тому же, в Америке даже лечение ангины обходится не дешево.

Автор решительно отрицает тезис экономической необходимости иммиграции из бедных стран. Многие, в том числе и президент Буш, утверждают, что новоприбывшие берутся за ту работу, которую не хотят делать сами американцы. Бьюкенан называет такие суждения пропагандистской мифологией. Около 80% рабочих мест в сфере услуг, пишет он, занимают уроженцы США, и никто не доказал, что они не заполнили бы и прочие вакансии, если бы те были свободны. С другой стороны, поскольку многие иммигранты-нелегалы готовы работать за самую минимальную компенсацию, они сбивают уровень оплаты труда для коренного населения. От этого, прежде всего, страдают малообразованные американцы, которые просто не в состоянии выполнять более сложные обязанности, требующие серьезной профессиональной подготовки.

Еще больше Бьюкенана тревожит будущее. Если сохранятся нынешние демографические тенденции, то в 2050 году потомки выходцев из Европы окажутся в США в меньшинстве. Это означает, что по критерию происхождения большей части своих жителей Соединенные Штаты превратятся в страну третьего мира. Но самое опасное даже не в этом. Демографическая и социальная статистика однозначно утверждает, что иммигранты из разных стран далеко не одинаково адаптируются к американскому образу жизни и требованиям американской экономики. Если китайцы, корейцы и вьетнамцы успешно занимаются бизнесом и дают образование своим детям, то латиноамериканцы и афроамериканцы в массе своей от них сильно отстают. Это означает, что в современной и, тем более, будущей «экономике знания» представители этих этнических групп неизбежно будут накапливаться на нижних ступенях социальной лестницы, причем в таких количествах, которые в прошлом были вообще непредставимы.

В 1960 году, когда страна еще только-только начинала борьбу с расовой сегрегацией, в США жили 18 млн темнокожих (примерно 10% населения), которые тогда являлись единственным многочисленным меньшинством. Многие из них были лишены доступа к хорошему образованию и перспективным профессиям, что стало важным фактором нарастания социальной напряженности в середине 60-х годов. Но как же тогда не опасаться будущего, в котором численность людей, находящихся в явно неблагоприятных социоэкономических условиях, значительно превысит сто миллионов и приблизится к 40% населения? Мы движемся, пишет Бьюкенан, к обществу, которое будет поляризовано куда сильнее, нежели в середине ХХ века. Бьюкенан уверен, что эта ситуация породит такие социальные конфликты, по сравнению с которыми бурные события эпохи борьбы за гражданские права покажутся абсолютным штилем.

Противники ограничения иммиграции, продолжает Бьюкенан, убеждают страну, что все эти проблемы можно будет решить с помощью улучшения школьного образования и расширения сети колледжей и университетов. С точки зрения Бьюкенана, это чистой воды утопия. Можно открыть тысячи новых школ и нанять десятки тысяч учителей, еще больше обременив налогоплательщиков, но пользы от этого ждать не следует. Миллионы детей иммигрантов все равно будут отставать в учебе, вынуждая преподавателей тратить на них большую часть времени и снижать общий уровень образования. Единственный выход - многократно уменьшить общее число приезжих и изменить их состав. Америка может и должна принимать лишь тех, кто нужен ей, а вовсе не всех желающих. Возможность поселиться в США, настаивает Бьюкенан, это привилегия, которую надо заслужить и оправдать.

Автор обвиняет в нежелании закрыть нынешние иммиграционные потоки американскую политическую и культурную элиту в целом, не делая различий между республиканцами и демократами. И те, и другие, пишет он, поражены страхом отступить от требований политической корректности и преодолеть чувство вины за расизм былых времен. К тому же политики не могут сопротивляться требованиям предпринимателей, заинтересованных в притоке дешевой рабочей силы, да и просто состоятельных людей, которым нужна обслуга. Все эти «элиты», подчеркивает Бьюкенан, живут в огороженных поселках и посылают своих детей в дорогие частные школы и университеты. Им нет дела до кризиса муниципальных школ, ухудшения дорог, роста преступности, увеличения местных и штатных налогов и многих других бед, настигающих американский средний класс из-за непомерной иммиграции.

В плане решения основной проблемы страны, каковой Бьюкенан считает ползучую интервенцию жителей третьего мира, фронт пролегает не между демократами и республиканцами или консерваторами и либералами, а между «элитами» и народом, привилегированными группами и средним классом. В подтверждение он ссылается на результаты проведенного в 2002 году опроса, который показал, что лишь 14% представителей «элиты» согласились с утверждением, что сохранение нынешнего уровня иммиграции угрожает жизненным интересам США, в то время как значительная часть респондентов поддержала эту позицию подавляющим 60% большинством.

Бьюкенан возлагает немалую долю вины за нынешнее положение непосредственно на Джорджа Буша. Он открытым текстом пишет, что Белый дом не выполняет своей конституционной обязанности защищать границы страны от вторжения инородцев. По его мнению, Буш и многие республиканские законодатели не хотят становиться на пути большого бизнеса, поддерживающего «деамериканизацию» национального рынка труда под флагом глобализации экономики и в интересах мультинациональных корпораций. Они также боятся влиятельного латиноамериканского лобби, чтобы не потерять голоса на будущих выборах.

Современные американские элиты, пишет Бьюкенан, втянули страну в демографический и социокультурный эксперимент, который невозможно обосновать ни уроками истории, ни здравым смыслом. Этот эксперимент покоится на чисто идеологической догме, которая утверждает, что выходцы из любой культуры и социальной среды не только могут с равным успехом ассимилироваться в США, но и имеют равное право на обретение американского жительства и гражданства. Бьюкенан не сомневается, что будущим поколениям американцев предстоит дорого заплатить за эту авантюру.

Он призывает пересмотреть традиционную веру в то, что Соединенные Штаты не только были и есть, но и останутся нацией иммигрантов. Он предупреждает, что не следует абсолютизировать опыт былых времен, который в изменившихся исторических обстоятельствах уже не может служить надежным ориентиром. В прошлом гребни волн иммиграции всегда перемежались спадами, которые давали время новоприбывшим ассимилироваться и позволяли обществу интегрировать их без больших социальных затрат. В частности, массовая иммиграция начала прошлого столетия сначала была прервана Первой мировой войной, а потом почти остановлена законом «О квотах». Его первая версия, которую конгресс принял в 1921 году, ограничила годовой уровень иммиграции 357 тыс. человек, а вторая, утвержденная через три года - 160 тыс. (в 1929 году ее уменьшили до 157 тыс., в целом же эти ограничения сохранились до 1965 года).

Но дело не только в абсолютных цифрах. С началом действия этой реформы число приезжих из определенной страны уже не могло превышать 2% от общего числа ее уроженцев, проживавших в США согласно всеобщей переписи 1890 года. Поскольку она проводилась до начала массового переселения из Южной и Восточной Европы, львиную долю приезжих отныне должны были автоматически составить жители Британии, Ирландии и Германии. А вот нынешняя сверхинтенсивная иммиграция из стран третьего мира не оставляла бы стране никаких шансов ассимилировать новоприбывших даже в том случае, если бы все они к этому стремились. Однако многие из них этого не хотят и сами, к тому же (что, по мнению Бьюкенана, самое опасное), этого не ждут и не требуют от них столь нелюбимые им «транснациональные американские элиты». Сегодняшние верхи американского общества решительно отвергают былой идеал «плавильного котла» и считают, что Америка просто обязана стать поликультурной и многоязыковой страной.

С начала XVII столетия и по 1958 год, пишет Бьюкенан, на американскую землю прибыли около 42 млн человек, причем почти все из Европы (единственными относительно многочисленными группами выходцев из Азии были 412 тыс. китайцев и 338 тыс. японцев). В 2006 году общее количество иммигрантов и их детей составило почти такое же число - как минимум 36 млн. Простое сопоставление этих цифр, уверен Бьюкенан, показывает, насколько нетерпима нынешняя демографическая ситуация.

Рецепты пессимиста

В последней главе «Чрезвычайного положения» Бьюкенан дает несколько рекомендаций, выполнение которых он считает последним шансом предотвратить грядущий «экзистециальный кризис» западной и, в том числе, американской цивилизации. Этот кризис, повторяет Бьюкенан, проистекает не из-за действий джихадистских террористов, а из прогрессирующего сокращения числа носителей западной культуры даже в их собственных странах.

Прежде всего, надо открыто и без ложной стыдливости признать, настаивает автор, что представители различных народов и народностей имеют не одинаковые шансы ассимилироваться в США. Этнические, расовые, исторические, религиозные и национальные факторы самым серьезным образом влияют на шансы такой ассимиляции. Поэтому надо отрешиться от фантазии, согласно которой Америка становится или уже стала первой универсальной, всечеловеческой нацией. Либо американцы вновь обретут подлинное культурное единство, либо они потеряют собственную страну - третьего, уверен Бьюкенан, не дано.

Из этого признания вытекают конкретные политические шаги, предлагаемые Бьюкенаном. Первый и основной - немедленное введение моратория на массовую иммиграцию, который должен оставаться в силе не менее десяти лет. В это время ежегодное количество новоприбывших должно удерживаться в интервале 150-250 тыс. человек и ни в коем случае не выходить за эти рамки. Десятилетнюю передышку надо использовать для общенациональных дебатов о том, в каких количествах и каких приезжих нуждается Америка. Ни в коем случае не следует предоставлять нелегальным иммигрантам шансы со временем получить американское гражданство. Нужно решительно отклонить предложенную Джорджем Бушем программу введения института «гостящих рабочих». Надо полностью перекрыть границу с Мексикой (если потребуется, с помощью сплошной стены), чтобы положить конец самым многочисленным потокам нелегалов.

Бькенан признает, что одними административно-полицейскими мерами эту задачу не решить, поэтому он требует снизить притягательность США для потенциальных иммигрантов. Для этого он рекомендует принять действенные меры против приема нелегалов на работу (включая наказания виновных в такой практике предпринимателей, спектр которых должен простираться от штрафов до тюремного заключения), и закрыть им доступ ко всем видам государственной и муниципальной социальной помощи (например, продуктовым талонам и субсидированию жилья), за исключением экстренной медицинской помощи. Он также настаивает на пересмотре 14 поправки к Конституции, которая гарантирует американское гражданство всем без исключения детям, родившимся на территории США.

Автор требует отменить институт двойного гражданства, ограничить право легальных иммигрантов на приглашение родственников одними лишь супругами и несовершеннолетними детьми, а также ввести правила, ограничивающие потоки беженцев и облегчающие высылку нелегалов, пойманных во время пересечения границы. Наконец, он предлагает депортировать всех неграждан, замешанных в серьезных правонарушениях. По его мнению, строгое проведение в жизнь всех этих мер приведет к тому, что потоки новых нелегалов значительно оскудеют, а миллионы уже приехавших добровольно покинут страну.

В заключение Патрик Бьюкенан цитирует известное изречение Шпенглера: «Оптимизм - это трусость». «Мы должны не надеяться на везение, – пишет он, – а принять жесткие меры самозащиты. Наши предки ни у кого не просили прощения за то, чем они были и что делали, поскольку твердо знали, что создают и распространяют величайшую цивилизацию планеты, которую обязаны защитить и сохранить для потомков». Большинство американцев, уверен он, верят в это сегодня и знают, что должны остановить вторжение инородцев. «Но хватит ли у наших лидеров предвидения и воли, чтобы осуществить эту цель?» – этой фразой и заканчивается книга.

yandex_partner_id = 32388; yandex_site_bg_color = 'FFFFFF'; yandex_stat_id = 5; yandex_ad_format = 'direct'; yandex_font_size = 0.9; yandex_direct_type = 'flat'; yandex_direct_limit = 3; yandex_direct_title_font_size = 3; yandex_direct_links_underline = false; yandex_direct_title_color = '006633'; yandex_direct_url_color = '666666'; yandex_direct_text_color = '000000'; yandex_direct_hover_color = 'FF0000'; yandex_direct_favicon = false; yandex_no_sitelinks = true; document.write(''+'ipt>');

Возврат к списку



Paterton office in Toronto, Canada 11.02.2015| Paterton office in Toronto, Canada
Paterton Office in Toronto, Ontario, Canada

Клиент из Киева иммигрировавший в Германию 03.07.2014| Клиент из Киева иммигрировавший в Германию
Client from Kiev whom we helped with his immigration to Germany.

Блоги, отзывы, вопросы от клиентов

Все блоги
Наша организация оказывает услуги: Пленки на автомобили, тонировка автомобилей, оберегание авто от сколов. Украсив свой автомобиль модной и цветной пленкой, Вы буквально дадите ему новый вид. А именно когда автомобиль Вам нравится, но окрас Вам уже надоел. Кроме того, автопленка позволяет «поиграть» с рисунком и цветом.
Читать подробнее
Наша организация оказывает услуги: Магазин пленок на автомобили, тонировка, защита автомобиля от царапин. Обновив свой автомобиль модной и яркой пленкой, Вы буквально дадите ему новою жизнь. Особенно когда автомобиль Вам нравится, но его окрас Вам уже надоел. Помимо того, виниловая пленка позволяет «поиграть» с рисунком и оттенками.
Читать подробнее
SMM (или реклама в социальных сетях) — ряд действий направленных на получение посетителей или усиление интереса к компании посредством Секреты накрутки Телеграм показа объявлений в сервисах платформ социальных сетей.
Читать подробнее
SMM (или реклама в социальных сетях) — ряд действий направленных на получение посетителей или усиление интереса к компании посредством Секреты накрутки Телеграм показа объявлений в сервисах платформ социальных сетей.
Читать подробнее