статус беженца
|
Зарегистрируйтесь и вы сможете задавать вопросы, учавствовать в форуме, узнавать мнение клиентов.

статус беженца
статус беженца
rus | eng
свяжитесь с нами по вопросу статуса беженца Карта сайта
Офис в Лондоне: +44.20.8144.9997
Офис в Торонто: +1.647.558.7520
paterton.ca  paterton@outlook.com
 

Религия и верования

Религия и верования

Программы получения статуса беженца в странах Европы и в Канаде.

1.1.1 Религия или верования

 

Белорусские власти проводят различия между пятью «традиционны- ми» религиями, во главе с православием, и прочими религиями, как в законодательстве, так и в административной практике. Распростране- ние протестантских организаций и организаций «восточных» религий зачастую трактуется властями как проявление религиозной экспансии, прежде всего, со стороны стран Запада. Негативный образ протестантов у части белорусского населения является, во многом, следствием еще советской антирелигиозной пропаганды. «Новые религиозные движения» обычно рассматриваются как религии, привнесенные из- вне, пропагандирующие чуждое белорусам мировоззрение. Из нехри- стианских религиозных организаций дискриминационное отношение со стороны государства испытывают те «новые религиозные направле- ния», которые оцениваются властями как «псевдорелигиозные». Тем не менее, с определенными сложностями сталкиваются и представители

«традиционных» конфессий.

 

В данной части доклада, посвященной религиозным группам, мы ис- пользуем в качестве эталона общепризнанные международные нормы в сфере религиозной жизни в контексте соблюдения принципов равен- ства и недискриминации. Среди прочих международных обязательств Беларуси следует особо выделить соответствующие положения Между- народного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), рати- фицированного Беларусью.64

 

Часть 1 статьи 18 Пакта провозглашает право каждого человека на сво- боду мысли, совести и религии. Это право включает свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору и свободу испове- довать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с други- ми, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполне- нии религиозных и ритуальных обрядов и учении. Часть 3 этой же статьи устанавливает, что свобода исповедовать религию или убеждения под- лежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности (public safety), порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц.

 

Мониторинговый орган для МПГПП Комитет по правам человека – опубликовал в 1993 году развернутое Замечание общего порядка (ЗОП)

22, касающееся статьи 18 Пакта.65 В пункте 2 комментария особо подчеркивается, что данная статья по сфере применения не ограничена только традиционными религиями или религиями институционально или в практическом плане схожими с традиционными религиями. Ко- митет «относится с озабоченностью» к любым попыткам дискрими- нировать какую-либо религию по любой причине, включая то, что они

«недавно созданы или представляют религиозное меньшинство, или что они могут испытывать враждебность со стороны доминирующего религиозного сообщества».

 

В пункте 8 ЗОП Комитет подчеркивают, что часть 3 статьи 18 Пакта не следует толковать расширительно и что перечень ограничений является конечным и не включает, например, национальную безопасность (national security). Более того, ограничения должны применяться лишь для тех целей, для которых они предназначались, и они должны быть напрямую связаны. Важно, чтобы такие ограничения были бы пропорциональны той особой необходимости, которой они были обусловлены. Сами по себе ограничения не могут применяться с дискриминационной целью или применяться дискриминационным образом.

 

В пункте 9 ЗОП Комитет указывает на статью 26 Пакта, которая уста- навливает равенство всех людей перед законом, на равную защиту закона и на запрет дискриминации на основании религии. Недопусти- мо неравное обращение последователей традиционных религий или религий большинства и всех прочих ключая неверующих). Комитет особенно указывает на недопустимость ограничения права для этниче- ских, религиозных и языковых меньшинств совместно с другими чле- нами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком (ст. 27 МПГПП).

 

Конфессиональная история Беларуси до обретения независимости

 

Официальная христианизация территории современной Республики Беларусь, бывшей тогда частью древнерусского государства (Киевской Руси), началась с крещения кн. Владимира Святославовича в 980-х гг. Созданная Русская митрополия с центром в Киеве находилась в подчинении Константинопольского патриарха. Официальной датой принятия христианства в Беларуси является 992 год, когда при сыне Владимира кн. Изяславе была создана Полоцкая епархия. Однако еще  долго  сохранялись  языческие  верования  населения,  особенно


 

 

за пределами городов. После «Великого  раскола»66  существовавшая на территории Беларуси церковь стала относиться к «восточной» (православной) ветви христианства. Заметных конфессиональных из- менений не произошло, когда территория нынешней Беларуси вошла в состав тогда еще преимущественно языческого Великого княжества Литовского.67 Более того, на территории распавшегося древнерусского государства еще долгое время сохранялось церковное единство поверх новых государственных границ. Однако со временем это единство было утрачено. Позднее в едином польско-литовском государстве местное население стало испытывать значительное давление со стороны доминирующей католической и позднее также униатской церквей: первоначально католичество стало активно распространяться среди аристократии и дворянства Великого княжества, а после церковной Брестской унии 1596 года68 уже простое население белорусских земель из православия стало переводиться в униатство, причем не всегда добровольно. Единственной православной епархией в период с 1633 по 1793 гг. была Могилевская епархия с кафедральным центром в Могилеве-на-Днепре.69

 

На момент разделов Польши в конце XVIII века и распространения на территорию современной Беларуси российской юрисдикции, большая часть сельского населения являлась уже униатами (греко-католика- ми), в то время как высшие слои общества, как правило, принадлежа- ли к католической церкви. В это время униаты составляли примерно 70% белорусского населения, католики 15%, православные 6%.70 В 1839 году в Полоцке состоялся собор униатского духовенства, по ито- гам которого униатская церковь вошла в состав Русской Православной Церкви,71 которая имела в Российской империи статус государственной. Католицизм сохранил свои позиции, особенно среди местного дворян- ского, а также польского или полонизированного населения.

 

После указа о веротерпимости 1905 года часть православных верующих в «западных губерниях» перешла из православия в католицизм.72

 

По итогам Советско-польской войны 1919–1920 гг. западная часть тер- ритории современной Беларуси оказалась под польской юрисдикцией. Польская администрация, особенно в 1930-е гг., проводила политику с целью «дерусификации» и «полонизации» местной православной церк- ви.73 Заметно усилилось влияние Ватикана, заключившего конкордат с польским государством. В целом, православные в 1931 году состав- ляли 11,8% всего населения Польши (католики 64,8%).74 На практи- ке международные соглашения и обязательства Польши в сфере прав меньшинств не защитили местную православную церковь от экспро- приаций, разрушений, конфискаций и попыток миссионерской дея- тельности католической церкви: из 398 православных церквей, имев- шихся в Польше в 1914 году, к 1939 году осталось всего 51.75

 

 

 

 

Одновременно с этим в Восточной Беларуси, вошедшей в состав СССР в качестве Белорусской Советской Социалистической Республики (БССР), православная церковь, как и везде в стране, подвергалась гонениям со стороны атеистического советского режима. Несмотря на массированную атеистическую пропаганду, 42% взрослого населения СССР назвали себя православными в рамках переписи 1937 года. В годы сталинских чисток в 1937–1939 гг. по всему СССР было репрессировано большинство клириков Русской Православной Церкви (РПЦ).76 К началу Второй мировой войны в Восточной Беларуси действовало только две православные церкви.77 Деятельность католической церкви на территории СССР была почти полностью парализована к концу 1930-х гг.: в огромной стране оставалось только 16 священников и ни одного католического епископа.78

 

После Второй мировой войны давление советских властей на право- славную и католическую церковь несколько ослабло, что затронуло и Белорусскую ССР, в которую входили уже нынешние восточные и за- падные части республики. В 1946 году на Львовском соборе униатской церкви было принято решение об упразднении Брестской унии 1596 года, а в августе 1949 года в РПЦ влились униатские приходы Закар- патья.79 Это, по сути, поставило вне закона униатскую церковь на со- ветской территории, хотя подпольные униатские приходы продолжали существовать, особенно в Украинской ССР. По характеристике С.Алей- никовой, в разные периоды советская религиозная политика претер- певала изменения, «переходя от репрессивно-запретительной к либе- ральной вплоть до относительной стабилизации и мирного течения социальных процессов начиная с 70-х годов ХХ века».80

 

 Конфессиональная ситуация после обретения независимости

 

В настоящее время доминирующая Белорусская Православная Церковь относится к РПЦ качестве экзархата81). Православие является крупнейшей конфессией, за ним следует католицизм. Массового перехода/возвращения в униатство (подобного тому, что наблюдалось в 1990-е гг. на западе Украины) в Беларуси не наблюдалось: к нача- лу 2012 года в стране было зарегистрировано всего 15 общин греко- католической церкви.82

 

Согласно мониторингу Информационно-аналитического центра (ИАЦ), в 2010 году 78% респондентов отнесли себя к православным, 12% к католиками, 1% к протестантам, 0,5% к иудаистам и столько же к мусуль- манам. 6% респондентов не отнесли себя ни к одной конфессии. По тем же данным в Бога верили 69% жителей Беларуси, в сверхъестественные силы 4%. Свое отношение к вере не смог однозначно определить каждый пятый. Семь процентов указали, что не являются верующими.83 По мнению авторов мониторинга,

 

расхождение данных о конфессиональном составе населения (92%) с данными о количестве верующих [в Бога или сверхъестественные силы] (73%) ука- зывает на особенности религиозной самоиденти- фикации в белорусском обществе, выходящей за рамки культового поведения.84

 

Согласно тем же данным за 2010 год 57% респондентов следует обще- принятой традиции отмечать отдельные религиозные праздники. Ак- тивны в реализации своих религиозных убеждений 11% респондентов: 6% постоянно участвуют в богослужениях, 4,5% в отправлении всех обрядов и таинств, а 0,5% являются священнослужителями или про- поведниками.85

 

Согласно социологическим исследованиям степень религиозности белорусского населения возрастала с конца 1980-х гг., при этом более высокий уровень религиозности неизменно наблюдался в Западной Беларуси.86 Согласно опросам имеются различия между основными этническими группами в зависимости от религиозной принадлежности. Например, по данным опубликованного в 2005 году опроса, среди белорусов 84,7%, а среди русских 85,4% относили себя к православным; среди поляков православными считали себя 25%, а католиками 69,4%. К католикам также относили себя 9,6% белорусов и 6,8% русских.87

 

По официальным данным, по состоянию на 1 января 2012 года в Беларуси было зарегистрировано 25 религиозных конфессий и направлений. Общая численность религиозных организаций в настоящее время достигла 3374. Всего по состоянию на 1 января 2012 года в респу- блике зарегистрировано 3210 религиозных общин, больше всего в пограничной с Польшей Брестской области (739 общин).88 Ниже в таблице приведены более точные данные на 1 января 2012 года.

 


 

Таблица 1.1.

Количество религиозных общин в Республике Беларусь, по состоянию на 1 января 2012 года

 

Наименование конфессии

 

Брестская

обл.

 

Витебская

обл.

 

Гомельская

обл.

 

Гродненская

обл.

 

Могилевская

обл.

 

Минская

обл.

 

г. Минск

 

Всего

Православная церковь

375

272

215

194

127

349

38

1567

Старообрядче- ская церковь

 

18

2

1

7

3

2

33

Римско-католи- ческая церковь

56

93

17

174

23

96

20

479

Католики латин- ского обряда

 

 

 

 

 

 

1

1

Греко-католиче- ская церковь

3

3

1

2

1

1

4

15

Реформатская церковь

 

 

 

 

 

 

1

1

Лютеранская церковь

 

13

4

3

4

1

2

27

Евангельские христиане баптисты

94

38

26

20

40

50

18

286

Иоганская церковь

 

 

 

1

 

 

 

1

Новоапостоль- ская церковь

3

3

5

6

2

1

1

21

Пресвитериан- ская церковь

 

 

 

 

1

 

 

1

Христиане веры евангельской

160

51

70

32

41

135

23

512

Христиане пол- ного Евангелия

7

7

12

6

3

11

9

55

Христиане веры апостольской

7

 

 

3

 

 

 

10


 

 

Наименование конфессии

 

Брестская

обл.

 

Витебская

обл.

 

Гомельская

обл.

 

Гродненская

обл.

 

Могилевская

обл.

 

Минская

обл.

 

г. Минск

 

Всего

Церковь Христова

1

 

 

1

1

 

2

5

Мессианские общины

1

 

1

 

 

 

 

2

Адвентисты седьмого дня

18

14

12

7

6

10

6

73

Свидетели Иеговы

3

5

7

5

3

3

1

27

Мормоны

 

1

 

 

1

 

2

4

Иудейская религия

5

5

5

2

13

3

3

36

Прогрессивный иудаизм

2

4

3

2

2

1

3

17

Мусульманская религия

2

4

1

8

1

6

3

25

Бахаи

1

1

1

 

1

 

1

5

Кришнаиты

1

1

1

1

1

 

1

6

Армянская апостольская церковь

 

 

 

 

 

 

1

1

Всего

739

533

383

468

278

667

142

3210

 

Источник:    Аппарат Уполномоченного по делам религий и национальностей, http: //www.belarus21.by.

 

Имеются официальные сведения о росте числа религиозных общин в Республике Беларусь в 1988–2007 гг. В количественном плане больше всего увеличилось число общин у православной церкви 399 до 1399), у римско-католической церкви 121 до 440) и у христиан веры еван- гельской 39 до 493). Кроме того, быстро росла численность общин почти всех конфессий. Из официальных данных следует, что хотя боль- шая часть общин появилась еще до 1996 года (1244), рост их численно- сти наблюдался и позднее (944). Более половины всего роста численно-


 

 

сти общин было связано с деятельностью «традиционных» конфессий: православной (461), римско-католической (68) и лютеранской (22) церквей, а также иудаистов разных направлений (31) и мусульман (2). Однако быстро росла также, например, численность общин христиан веры евангельской (с 311 до 493).89

 

Быстрый рост числа протестантских (кроме лютеран) и прочих «нетра- диционных» общин не изменил общих конфессионально-демографиче- ских показателей. Представители властей указывают на малочислен- ность протестантских общин (20–25 чел.), создаваемых за пределами крупных населенных пунктов.90

 

После 2007 года наблюдается резкое замедление появления новых общин: с начала 2007 по 2010 гг. их появилось только 153. Более того, свыше 90% новых общин были зарегистрированы «традиционными» конфессиями, прежде всего православными и католиками. Например, проявлявшие ранее большую активность христиане веры евангельской основали только восемь новых общин.91 Несколько ускорился процесс создания новых протестантских общин в 2011 году.92

 

Следует учитывать, что официальная статистика оперирует лишь дан- ными о зарегистрированных общинах, в то время как незарегистриро- ванных может быть в разы больше. Большой интерес к «новым рели- гиозным движениям» («нетрадиционной религиозности») проявляют эксперты, связанные с православной церковью. Согласно мониторингу, проведенному Центром им. Иосифа Волоцкого, на 10 января 2008 года на  территории  Республики  Беларусь  действовали  398  организаций

«новых религиозных движений», из них официально зарегистрировано было 13. На тот момент издавалось 96 наименований периодических изданий новых религиозных движений, распространялось 421 наименование.93 Большинство новых религиозных движений появилось в Бе- ларуси до 1994 года.94

 

Координацию работы с этническими и религиозными группами осущест- вляет Уполномоченный по делам религий и национальностей. Уполно- моченный назначается на должность и освобождается от должности Президентом Республики Беларусь по предложению Совета Министров Республики Беларусь. Он осуществляет функции органа государственно- го управления и подчиняется правительству. Деятельность Уполномо- ченного обеспечивает аппарат, работники которого, кроме технического и обслуживающего персонала, являются государственными служащими. Первоочередными задачами Уполномоченного являются участие в раз- работке и реализация государственной политики в этноконфессиональ- ной сфере и обеспечение прав граждан на свободу совести и свободу ве- роисповедания, защиты их прав и интересов независимо от отношения к религии и религиозной принадлежности, а также права на свободу объ- единения в религиозные организации. К числу задач Уполномоченного относится, кроме прочего, контроль деятельности религиозных органи- заций в части исполнения ими законодательства о свободе совести, веро- исповедания и религиозных организациях, а также их уставов.95

 

С 2004 года при Уполномоченном действует Консультативный межэт- нический совет. Под эгидой аппарата Уполномоченного принята Го- сударственная программа развития конфессиональной сферы, на- циональных отношений и сотрудничества с соотечественниками за рубежом на 2011–2015 гг.96 Из преамбулы части I Программы можно понять, что под «развитием конфессиональной сферы» понимается, прежде всего, оптимизация работы органов государственного управ- ления, поддержание межконфессионального мира и согласия в обществе, а также содействие гражданам в реализации их прав и свобод в соответствующих областях. Программа предусматривает проведение целого ряда мероприятий в сфере нормативно-правового регулиро- вания конфессиональной сферы, развития межконфессионального диалога, образования и науки, сохранения и развития историко-куль- турного наследия. Также в ней намечены мероприятия в сфере соци- альной защиты, благотворительной деятельности, содействия укре- плению семьи, охраны материнства и детства.

 

Государство и «традиционные» конфессии

 

Закон «О свободе совести и религиозных организациях»97 был принят 17 декабря 1992 года.98 Позднее в него был внесен ряд поправок, самые важные в 2002 году. Уже в преамбуле закон провозглашает свободу совести и свободу вероисповедания, а также право на равенство перед законом независимо от отношения к религии и равенство религий перед законом. Однако там же сделана отсылка к «традиционным конфессиям»: закон, кроме прочего, исходит из

 

признания определяющей роли Православной церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорус- ского народа; духовной, культурной и исторической роли Католической церкви на территории Белару- си; неотделимости от общей истории народа Бела- руси Евангелическо-лютеранской церкви, иудаизма и ислама…99

 

Таким образом, православие увязывается собственно с белорусской идентичностью как основная религия этнических белорусов и населе- ния Беларуси в целом. Иерархи православной церкви считают такой подход оправданным и обоснованным.100 Уже в тексте закона обозна- чена определенная иерархия даже среди «традиционных» конфессий. Тем не менее сам принцип особого отношения к «традиционным» кон- фессиям вызвал публичное одобрение представителей Ватикана.101

 

Взаимоотношения между белорусским государством и православной церковью имеет особый характер. В июне 2003 года было подписано Соглашение о сотрудничестве между правительством Республики Беларусь и Белорусской Православной Церковью (БПЦ). Соглашение стало основой для разработки 14 программ сотрудничества между Бе- лорусским экзархатом и заинтересованными министерствами и ведом- ствами, которые касаются самых разных сфер деятельности БПЦ.102

 

 

По мнению белорусского аналитика Ю. Шевцова,

 

усиливающееся давление Запада на [Президента Беларуси] А. Лукашенко привело к усилению внутри правящего слоя Беларуси тех сил, что ориентиро- ваны на получение в России поддержки со стороны наиболее антизападных, националистических кру- гов. Сближение государства и православной церкви стало неизбежным. В  Беларуси началось отсту- пление от модели последовательно светского го- сударства103

 

При этом следует учитывать, что укреплению позиций православия (равно как и русского языка) в Беларуси объективно способствуют ин- теграционные процессы на постсоветском пространстве, которые уже выходят за пределы одной только экономики.

 

Принципы равенства и регулирование религиозной жизни

 

Конституция Республики Беларусь гарантирует каждому равенство перед законом и право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов (статья 22). Конституция допускает огра- ничение прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (статья 23). Статья 16 провозглашает равенство религий и вероисповеданий перед законом и устанавливает, что взаимоотноше- ния государства и религиозных организаций регулируются законом с учетом их влияния на формирование духовных, культурных и госу- дарственных традиций белорусского народа. Та же статья Конститу- ции запрещает деятельность религиозных организаций, их органов и представителей, которая направлена против суверенитета Респу- блики Беларусь, ее конституционного строя и гражданского согласия либо сопряжена с нарушением прав и свобод граждан, а также пре- пятствует исполнению гражданами их государственных, обществен- ных, семейных обязанностей или наносит вред их здоровью и нравственности. Непосредственно частной религиозной жизни касается статья 31 Основного закона:

 

Каждый имеет право самостоятельно опреде- лять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую рели- гию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отноше- нием к религии, участвовать в отправлении рели- гиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещен- ных законом.104

 

Закон «О свободе совести и религиозных организациях» вновь провоз- глашает равенство религий и вероисповеданий перед законом (кроме преамбулы это зафиксировано в статье 6). Статья 8 Закона повторяет конституционный принцип, что взаимоотношения государства и ре- лигиозных организаций регулируются законом «с учетом их влияния на формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа». Государство не должно вмешиваться в деятель- ность религиозных организаций, если та не противоречит законода- тельству. Религиозные организации вправе участвовать в обществен- ной жизни, но не в деятельности политических партий или других общественных объединений, преследующих политические цели. Свою цель государство видит в установлении «отношений терпимости и ува- жения между гражданами, исповедующими и не исповедующими рели- гию, религиозными организациями различных вероисповеданий».

 

Статья9Законаподчеркиваетсветскийхарактернациональнойсистемы образования: «в учреждениях образования не допускаются создание и анонимная или иная противоречащая законодательству деятельность религиозных организаций». Хотя зарегистрированные религиозные организации могут создавать  для  религиозного  просвещения  детей и  взрослых  учебные  группы  и  воскресные  религиозные  школы, они не могут использовать для этого помещения, принадлежащие государственным учреждениям образования.

 

Уголовный кодекс (УК) в статье 130 предусматривает ответственность за разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни (наказывается при отсутствии дополнительных квалифици- рующих признаков штрафом, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением сво- боды на тот же срок).105 Статья 190 УК криминализует умышленное прямое или косвенное нарушение, либо ограничение прав и свобод, либо установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости, кроме прочего, от отношения к религии (при условии причинения существенного вреда правам, свободам и законным интересам человека).

 

Визовые ограничения для католического клира

 

Особенностью белорусской ситуации, которая может сказываться на взаимоотношениях католической церкви с властями, является то, что зачастую в кругах политической оппозиции наблюдается критичное отношение к православной церкви как «инструменту влияния Мо- сквы» и, напротив, положительное отношение к католической церк- ви, которая в истории Беларуси была одним из институтов, сопро- тивлявшихся этому влиянию. Также у части оппозиции в Беларуси сложилось представление об униатской (греко-католической) церкви как национальной радиционной) религии белорусов, противосто- ящей угрозе как «русификации», которую несет в себе православная церковь, так и «полонизации», инструментом которой, как считается, является католичество.

 

У значительной части белорусского общества также традиционно со- храняются представления о католичестве как национальной религии поляков, в том числе и проживающих в Беларуси. Из этой посылки исходят, видимо, и власти страны. Периодический рост напряженно- сти между Беларусью и Польшей не мог не сказываться на взаимоот- ношениях властей с римско-католической церковью, которая играет большую роль в сохранении особой идентичности местного польско- го меньшинства.

 

Белорусский эксперт отмечал, что вскоре после изменения Закона «О свободе совести и религиозных организациях» в 2002 году

 

было отказано в разрешении на миссионерскую деятельность примерно 100 ксендзам,106 монахам и монахиням, наиболее радикально настроенным к полонизаторской деятельности через костел.107 Костел был вынужден быстрее начать подготов- ку кадров для своего клира из числа граждан Бе- ларуси, а сам клир, костяк которого составляют, в основном, иностранные граждане, стал очень осторожен в высказываниях и деятельности, ко- торая могла быть истолкована как провокация межнациональной или межэтнической вражды. Для белорусского костела, который на протяже- нии сотен лет был социальным институтом, где формировалась и развивалась польская культура, это революционное преобразование.108

 

Можно отметить, что в 1990-е гг. в некоторых белорусских костелах можно было увидеть польский государственный флаг. Закон «О свободе совести и религиозных организациях» ныне вводит прямой запрет на вывешивание в культовых зданиях государственной символики (ст. 8).

 

По официальным данным, около 2010 года в приходах римско-като- лической церкви в Республике Беларусь работали 407 священнослу- жителей, из которых 168 иностранные граждане том числе 161 из Республики Польша). Одной из проблем церкви власти считали значи- тельную нехватку кадров священнослужителей из числа белорусских граждан. Подготовкой священнослужителей занимаются две работаю- щие в Беларуси семинарии. Для работы в приходах на 2009 год епархи- ями римско-католической церкви было приглашено из-за границы на 12 священнослужителей и 4 монашествующих меньше, чем в 2008 году (по сравнению с 2007 годом число приглашенных уменьшилось на 26 священнослужителей и 15 монашествующих).109

 

По оценке международной правозащитной организации «Форум 18» в период с 2004 по 2012 гг. 2/3 из 33 иностранных граждан, которым запретили заниматься религиозной деятельностью в Беларуси, были католиками. В период между 2006 и 2008 гг. 12 ксендзов и 8 монахинь были вынуждены покинуть страну, но с 2009 года такие случаи становятся редкими. «Форум 18» отмечает попытки белорусских властей наладить более конструктивный характер взаимоотношений с католической церковью, ожидая от нее нейтралитета по отношению к политическому режиму.110

 

Тем не менее через выдачу виз белорусские власти могут по-прежнему оказывать воздействие на внутренние дела Белорусской католической церкви. Визовая политика властей, направленная на форсированную белорусизацию местной католической церкви, может рассматривать- ся как попытка вмешательства государства во внутренние дела рели- гиозной организации. Общепризнанная связь между католицизмом и распространенным типом традиционной польской идентичности, а также с некоторыми сегментами политической оппозиции на практи- ке означает, что ограничительный подход государства по отношению к католической церкви и ее клиру может рассматриваться как дискрими- нация некоторых жителей страны по сложному комплексу оснований, включающему наряду с собственно религией также этничность и поли- тические взгляды.

 

 

Государство и «нетрадиционные» конфессии

 

Среди «традиционных» конфессий Закон «О свободе совести и религи- озных организациях» упоминает только одну протестантскую Еванге- лическо-лютеранскую церковь. В то же время в Республике Беларусь с конца 1980 гг. наблюдается рост числа адептов различных протестант- ских церквей и представителей прочих конфессий, в том числе и новых для страны (например, «восточных» религий). На официальном сайте Президента Республики Беларусь указывается, что

 

реализация принято[й] в 2002 году новой редак- ции Закона «О свободе совести и религиозных ор- ганизациях» позволила укрепить государственные приоритеты в конфессиональной политике, не до- пустить распространение псевдорелигиозных, де- структивных организаций в республике.111

 

Среди основных направлений в сфере борьбы с преступностью и иной противоправной деятельностью, направленной на причинение вреда национальной безопасности, власти Беларуси особо выделяют

 

противодействие негативному влиянию религиоз- ных организаций и их миссионеров, деятельность которых представляет угрозу для общественной безопасности, физического и психического здоровья граждан Республики Беларусь, имеет антигуман- ную и иную противоправную направленность.112

 

Вопросы, связанные с религией, упомянуты также в Концепции на- циональной  безопасности  Республики  Беларусь,  утвержденной  президентским указом в ноябре 2010 года.113 В Концепции утверждается, что в Беларуси отсутствует основа для этнической, конфессиональной, расовой, политической дискриминации и нетерпимости, их отдельные проявления носят «несистемный и единичный характер» (п. 19). В раз- деле «Внутренние источники угроз национальной безопасности» сре- ди таких источников в социальной сфере названо «функционирование сектантских и псевдорелигиозных групп» (правда, эта угроза стоит на последнем (14-м) месте в списке) (п. 32). Для нейтрализации внутрен- них и внешних угроз

 

совершенствование государственной политики в области межнациональных и межконфессиональ- ных отношений будет заключаться в обеспечении условий для укрепления единой общности «белорус- ский народ», воспитании уважения к другим наци- ональностям, религиям и культурам, пресечении любых попыток разжигания национальной и рели- гиозной розни.114

 

Таким образом, в Концепции национальной безопасности прямо ука- зано на угрозы, которые исходят от «новых религиозных движений», что предполагает и наличие особого подхода к ним по сравнению с

«традиционными» конфессиями. Обращает на себя внимание исполь- зование термина «секта», которого нет в современном белорусском законодательстве. Использование этого термина характерно и для некоторых экспертов, связанных с доминирующими в Беларуси кон- фессиями. Традиционно, еще с советских времен, в разряд «сектан- тов» попадали, например, пятидесятники, свидетели Иеговы, мормо- ны, молокане.115

 

Закон «О свободе совести и религиозных организациях» различает как подвиды религиозных организаций религиозные общины бъединение в пределах территории одного или нескольких населенных пунктов), религиозные объединения (образуются при наличии не ме- нее десяти религиозных общин единого вероисповедания), а также монастыри и монашеские общины, религиозные братства и сестри- чества, религиозные миссии, духовные учебные заведения т. 13). Как будет показано ниже, общины и объединения наделены разным объемом прав. Конкретные положения Закона ставят в заведомо худ- шее положение новые для Беларуси конфессии, по сравнению с «тра- диционными» и крупными конфессиями. Кроме прочего, отдельные положения Закона, которые формально касаются всех религиозных организаций, могут существенно препятствовать прозелитизму но- вых конфессий.

 

Во-первых, законодательство устанавливает требования в отношении гражданства и «ценза оседлости», которые ставят в особо невыгодное положение именно новые для Беларуси религиозные течения. Так, религиозные общины образуются по инициативе не менее двадцати граждан Республики Беларусь, достигших восемнадцатилетнего возраста и постоянно проживающих в одном или нескольких населенных пунктах, имеющих  смежные  территориальные  пределы, и действуют только на их территории. Руководителем общины может быть только белорусский гражданин (ст. 14). Религиозные объединения образуются при наличии не менее десяти религиозных общин единого вероисповедания, из которых хотя бы одна осуществляет свою деятельность на территории Республики Беларусь не менее двадцати лет. Если религиозное объединение образовано из религиозных общин, действующих в большинстве областей Республики Беларусь, то оно получает статус республиканского. Тем не менее деятельность такого объединения распространяется не на всю территорию  республики, но лишь на территорию деятельности входящих в него религиозных общин (ст. 15). Требование наличия белорусского гражданства в таком контексте может также вести  к  косвенной  дискриминации по этническому признаку: среди неграждан очевидным образом преобладают представители этнических меньшинств.

 

Во-вторых, статья 16 Закона «О свободе совести и религиозных орга- низациях» устанавливает обязательность государственной регистра- ции религиозных организаций. Если религиозная община исповедует


 

 

ранее неизвестное в Беларуси вероучение, то к заявлению прилагает- ся также

 

сведения об основах этого вероучения и соответ- ствующей ему культовой практики, в том числе об истории возникновения религии, исповедуемой данной общиной, о формах и методах ее деятель- ности, об отношении к браку и семье, образованию, исполнению государственных обязанностей, полу- чению медицинской помощи последователями дан- ной религии.116

 

В-третьих, хотя Закон дозволяет религиозным объединениям пригла- шать иностранных граждан и лиц без гражданства в целях занятия религиозной деятельностью в соответствующих религиозных объеди- нениях (по общему правилу на один год с возможностью продления), это делается в порядке, установленном Советом Министров Республи- ки Беларусь т. 29). Этим правом не наделены отдельные религиозные общины. Также Закон дозволяет только религиозным объединениям создавать духовные учебные заведения для профессиональной подго- товки священнослужителей, теологов и церковного персонала.

 

В-четвертых, хотя статья 26 Закона декларирует свободу распростра- нения религиозной литературы, при ввозе такой литературы из-за рубежа и при ее поступлении в библиотечные фонды проведение го- сударственной религиоведческой экспертизы является обязательным. Коммерческие организации по выпуску религиозной литературы и производству предметов культового назначения могут создаваться только религиозными организациями. При этом распространение ре- лигиозной литературы и других соответствующих материалов может осуществляться религиозными организациями либо в их помещениях, либо в иных отведенных им властями местах. Известны, например, слу- чаи запрета на ввоз некоторых изданий свидетелями Иеговы, посколь- ку в них, по мнению властей, обсуждались политические вопросы, вы- ходящие за рамки деятельности религиозной организации.117

 

Таким образом, несмотря на провозглашенное равенство, на уровне правовых актов отсутствует равенство между «традиционными» и крупными конфессиями и всеми прочими конфессиями, что может при- водить к дискриминации жителей страны по религиозному признаку.

 

Административные сложности при регистрации

 

Статья 17 Закона «О свободе совести и религиозных организациях» среди предъявляемых для регистрации общины требований указы- вает на «документ, подтверждающий право размещения религиозной общины по месту нахождения, указанному в уставе». Требования к по- мещению раскрываются в соответствующих подзаконных актах. Име- ющиеся ограничения нацелены, прежде всего, на «новые религиоз- ные движения» и они хорошо вписываются в общие мероприятия по контролю над любыми объединениями жителей страны. Кроме чисто законодательных препятствий для регистрации, следует учитывать и ограничительные административные практики, которые не позво- ляют пройти регистрацию даже тем организациям, которые отвечают всем формальным требованиям закона. О практических проблемах, связанных с применением данных требований, свидетельствуют не- давние Соображения Комитета ООН по правам человека по сообщению членов Минского объединения сознания Кришны. Авторы сообщения хотели зарегистрировать религиозное объединение, состоящее из нескольких общин, чтобы получить доступ к дополнительным пра- вам по белорусскому законодательству (см. выше). Им было отказано в регистрации на том основании, что их офис не соответствует офи- циальным требованиям. Комитет по правам человека заключил, что отказ в регистрации равен ограничению права авторов исповедовать религию (см. ниже). Подобный отказ также являет собой пример дис- криминации по религиозному основанию.



 

 

Пример 1.

Выдержка из Сообщения № 1207/2003

(дело о регистрации Минского объединения сознания Кришны) Соображения, принятые Комитетом по правам человека на его 106-й сессии (11–29 июля 2005 года)*

 

7.4   В настоящем деле ограничения, наложенные на право авторов [сообщения] исповедовать их религию, состоят из нескольких усло- вий, которые связаны с регистрацией религиозного объединения. Одним из  критериев, которому не смогли соответствовать авторы сообщения, являлось требование иметь подтвержденный официаль- ный адрес, [помещения], которые соответствовали бы определенным стандартам безопасности здоровья и пожарной безопасности, необ- ходимым для помещений, используемых для таких целей, как рели- гиозные церемонии. Эти ограничения следует оценивать в свете тех последствий, которые те влекут за собой для авторов [сообщения] и для их религиозного объединения.

 

7.5  Комитет считает, что предварительное условие, согласно которо- му право религиозного объединения заниматься религиозной дея- тельностью зависит от наличия помещений, для которых соблюдают- ся соответствующие стандарты безопасности здоровья и пожарной безопасности, является ограничением, необходимым для охраны об- щественной безопасности, и пропорционально этой необходимости.

 

7.6   Комитет отмечает, однако, что Государство-участник не приве- ло каких-либо аргументов касательно того, почему для целей части 3 статьи 18 [Международного Пакта о гражданских и политических правах] религиозному объединению для регистрации необходимо иметь официальный адрес, [помещения], которые не только соответ- ствуют стандартам, которые требуются для центра администрирова- ния объединения, но и те, что необходимы для помещений, которые используются для религиозных церемоний, ритуалов и других груп- повых мероприятий. Соответствующие помещения для этих целей могут быть получены после регистрации. Комитет также отмечает, что аргумент Государства-участника, приведенный в его комментари- ях к сообщению, что община авторов стремилась монополизировать представительство вишнуизма в Беларуси, не рассматривался в рам- ках процедур на национальном уровне. Принимая также во внимание


 

 

 

последствия отказа в регистрации, а именно невозможность занятия такой деятельностью, как учреждение образовательных заведений и приглашение иностранных религиозных прелатов посетить страну, Комитет заключает, что отказ в регистрации равен ограничению пра- ва авторов исповедовать религию согласно части 1 статьи 18 [Пакта], которое имеет непропорциональный характер и потому не отвечает требованиям части 3 статьи 18. Следовательно, были нарушены пра- ва авторов [сообщения], предусмотренные частью 1 статьи 18.

 

*Human Rights Committee, Communication No. 1207/2003: Belarus, 23 August 2005, Views of the Human Rights Committee under the Optional Protocol to the International Covenant on Civil and Political Rights, CCPR/C/84/D/1207/2003 (Malakhovsky and Pikul v. Belarus).

 

 

 


Внеуставная деятельность и незарегистрированные организации

 

Власти Беларуси в последние годы сумели замедлить рост числа про- тестантских организаций, а также распространение в стране новых ре- лигиозных направлений, что сказывается на статистике официально зарегистрированных общин (см. выше). Более того, за последние годы не была зарегистрирована ни одна новая конфессия.

 

Белорусское законодательство предусматривает ряд достаточно жест- ких мер, направленных на препятствование нарушению законодатель- ства, касающегося деятельности религиозных организаций. Статья 9.9 Кодекса об административных правонарушениях118 (КоАП) предусма- тривает, кроме прочего, ответственность за внеуставную деятельность религиозных организаций штраф в размере от четырех до десяти ба- зовых величин.119

 

Согласно сравнительно недавно принятой статье 193–1 Уголовного ко- декса (УК) штрафом, или арестом на срок до шести месяцев, или лишением свободы на срок до двух лет наказывается организация деятель- ности либо участие в деятельности религиозной организации, которая не была зарегистрирована, была ликвидирована или деятельность которой была приостановлена. Под такой деятельностью понимаются действия, направленные на достижение целей указанных объедине- ний, организаций или фондов, в том числе определенных в их уставных и иных документах.

 

Власти Беларуси неоднократно выносили т.н. официальные предупреж- дения в контексте статьи 193–1 УК для оказания воздействия на руко- водителей незарегистрированных религиозных общин. Официальное предупреждение (как мера индивидуальной профилактики правонару- шения) предусмотрено статьей 25 Закона «Об основах деятельности по профилактике правонарушений».120 Такое предупреждение выносится в письменной форме и объявляется под расписку человеку, состояще- му на «профилактическом учете», в случаях совершения им правона- рушения или когда имеются достаточные основания полагать о его намерении совершить правонарушение.121 Приведем лишь несколько недавних примеров. В апреле 2011 года о недопустимости нарушения ст. 193–1 УК был официально предупрежден Н. Варушин:

 

Я являюсь пастором общины Совета Церквей еван- гельских христиан-баптистов в Гомеле. Свою дея- тельность мы осуществляем без государственной регистрации, поскольку она противоречит нашим убеждениям. 21 апреля 2011 года к нам на собрание пришли сотрудники милиции и люди в штатском и заявили, что оно незаконное, поскольку мы незаре- гистрированные. Хозяин дома, дьякон нашей общи- ны, и я были предупреждены прокуратурой Желез- нодорожного района г. Гомеля о недопустимости нарушения ст. 193–1 УК. Судом Железнодорожного района г. Гомеля я был позднее оштрафован на 30 базовых величин.122

 

В ноябре 2011 года о недопустимости нарушения статьи 193–1 УК был официально предупрежден А. Некрасов:

 

Я являюсь руководителем организации школы Кар- ма Кагью буддизма  Алмазного  пути  в  г.  Гомеле. 2 ноября 2011 года я был предупрежден прокурату- рой Центрального района г. Гомеля о недопустимо- сти нарушения законодательства и возможности ответственности по ст. 193–1 УК (руководство и участие в незарегистрированной религиозной ор- ганизации).123

 

Незарегистрированные организации «традиционных» конфессий ис- пытывают на себе такое же давление со стороны властей, как и предста- вители других религий. Вот что сообщил РПОО «Белорусский Хельсинк- ский Комитет» (БХК) С. Нестерович, руководитель Преображенского братства в г. Гомеле:

 

Мы действуем без регистрации. 21 марта 2007 года на наше собрание, которое происходило на част- ной квартире, пришли сотрудники КГБ и произвели обыск с изъятием блокнота с записями и снятием данных с компьютера. 19 апреля 2007 года зампро- курора г. Гомеля Елисеев вынес мне официальное предупреждение о недопустимости нарушения за- кона со ссылкой на ст. 193–1 УК. После вынесения предупреждения меня вызвал руководитель отдела по делам религий и национальностей Гомельского облисполкома Михаил Жукевич и просил написать расписку, что у нас нет незарегистрированной рели- гиозной организации «Преображенское братство». Я на это ответил, что мы считаем себя частью православной церкви, которая зарегистрирована, и я не вижу необходимости в расписке. У нас состоял- ся нормальный разговор. Я сказал, что не хочу всту- пать в конфликт с законом, сейчас мы зарегистри- роваться не можем, однако сделаем это при первой возможности.124

 

Статья 23 Закона «О свободе совести и религиозных организациях» определяет условия недобровольной (по решению суда) ликвидации религиозной организации: повторное в течение года нарушение зако- нодательства либо осуществление религиозной организацией деятель- ности, противоречащей ее уставу; осуществление пропаганды войны или экстремистской деятельности; осуществление деятельности, со- пряженной с нарушением прав, свобод и законных интересов граждан, а также препятствующей исполнению гражданами их государствен- ных, общественных, семейных обязанностей или причиняющей вред их здоровью и нравственности; в иных случаях, предусмотренных законо- дательными актами.125 Регистрирующий орган также имеет право об- ратиться в суд с заявлением о ликвидации религиозной организации, если ей было представлено письменное предупреждение о нарушени- ях и если эти нарушения не были в течение шести месяцев устранены либо имели место новые нарушения. До принятия решения о ликви- дации деятельность организации может быть приостановлена (часть 2 статьи 37 Закона «О свободе совести и религиозных организациях»). После вынесения письменного предупреждения религиозная органи- зация как «традиционных», так и иных конфессий находится в особо уязвимом положении.

 

Например, в 2006 году Союзу евангелическо-лютеранских общин Уполномоченный по делам религий и национальностей при Совете Министров Республики Беларусь вынес письменное предупреждение о нарушении Закона «О свободе совести и религиозных организациях». В последующем выяснилось, что данное предупреждение невозможно

оспорить: Верховный Суд Республики Беларусь указал,  что  сам Закон такой возможности напрямую не предусматривает.126 Быстро выполнить предписание также оказалось затруднительно, хотя это обстоятельство через какое-то время могло привести к приостановке деятельности союза и даже к его ликвидации. В соответствии с письменным предупреждением религиозный союз, кроме прочего, должен был привести свою печать и штамп в соответствие с инструкцией МВД от 2000 года. Однако просьба утвердить образец новой модели печати была подана союзом несколькими месяцами ранее, а предыдущая «неправильная» печать была одобрена властями еще в 2002 году. Все попытки решить вопрос в белорусских судах были безуспешны. В 2007 году союзу было отказано в рассмотрении их просьбы одобрить приглашение для поездки в Беларусь девяти протестантских активистов для участия в мероприятиях союза. Отказ рассматривать просьбу основывался на том, что печать союза не приведена в соответствие с требованиями инструкции МВД. В итоге секретарь консистории союза обратился с сообщением в Комитет по правам человека (КПЧ) с указанием на нарушение части 1 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах (свобода религии), а также части 1 статьи 14 (равенство перед судом). Однако КПЧ не стал рассматривать сообщение по существу,127 признав его неприемлемым по формальным основаниям.128

 

Мероприятия вне культовых зданий

 

Статья 25 Закона «О свободе совести и религиозных организациях» уста- навливает, что богослужения, религиозные обряды, ритуалы и церемо- нии беспрепятственно проводятся в культовых зданиях, сооружениях  и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, на кладбищах и в крематориях. Религиозные обряды, ритуалы и цере- монии (но не богослужения) «при необходимости» могут проводиться по месту жительства граждан по их просьбе при условии соблюдения правил общежития и общественного порядка, если они не носят «мас- сового и систематического характера». Кроме того, богослужения, ре- лигиозные обряды, ритуалы и церемонии в специально не предназна- ченных для этих целей местах под открытым небом и в некультовых зданиях могут проводиться только с разрешения местных властей.

 

На практике проведение мероприятий вне культовых зданий за- труднено как для «традиционных» конфессий (православных и като- ликов), так и для иных групп. Религиозные акции, которые с точки зрения властей имеют политическую составляющую, находятся под особо жестким контролем и иногда пресекаются властями. Например, с конца 1980-х гг. день поминовения усопших (Дзяды) в сознании мно- гих граждан Беларуси связывается с поминовением жертв политиче- ских репрессий. Все мероприятия, в том числе молебны, ношения и установка крестов на Дзяды, отслеживаются силовыми структурами. Как сообщил в интервью БХК представитель католической общины Гомеля А. Евсеенко,

 

С 1992 года я вместе с другими членами католиче- ской общины Гомеля на Дзяды (2 ноября) приходил на 9-й километр Черниговского шоссе, на место, где в годы сталинских репрессий расстреливали жителей Гомельской области. В 2009 году админи- страция Новобелицкого района Гомеля, ссылаясь на Закон «О массовых мероприятиях», запретила нам собираться, так как мы заблаговременно не попросили разрешения. Люди собрались самостоя- тельно и молились.129

 

Ю. Климович также подтверждает повышенный интерес властей к дан- ным мероприятиям в интервью БХК:

 

В 2010 году мы понесли крест, чтобы установить его на 9-м километре Черниговского шоссе. Несли его через весь Гомель. Нас сопровождало несколько машин с милицией. На входе в Новобелицкий район города нас встретил глава администрации этого района и несколько раз настойчиво спрашивал, не собираемся ли мы устанавливать крест в его рай- оне. Во время установки креста в лесу за городом нас снимали на кинокамеру люди в штатском.130

 

От указанных выше законодательных ограничений на проведение ре- лигиозных мероприятий вне культовых зданий могут особо страдать протестантские организации: не имея возможности пройти регистра- цию из-за требований закона или обструкции властей или зареги- стрироваться в достаточно больших помещениях, они собираются в частных домах либо в других (т.ч. арендованных) помещениях без пред- варительного разрешения властей. Ниже приведены свидетельства, ко- торые были собраны БХК в рамках проекта Ассоциации равных прав.131

 

Многим общинам органы власти необоснованно отказывают в выдаче разрешений для проведения религиозных мероприятий в помещениях, находящихся в зданиях некультового характера. Яркой иллюстрацией тому служит ситуация, в которой оказалась минская протестантская община «Церковь «Новая Жизнь» (журналисты назвали ее «Церковь в коровнике»). Конфликт белорусских властей с «Новой жизнью» получил широкую известность, в том числе за рубежом: сложившаяся ситуация была описана, например, в докладе международной правозащитной организации «Форум 18»132 (см. ниже).

 

 

 

 Пример 2. Свидетельства религиозных деятелей

 

Василий: Я являюсь одним из старейшин религиозной организации

«Свидетели Иеговы» в Бобруйске. В 2009 году на одно из наших со- браний, которое происходило в частном доме и на котором присут- ствовало порядка 60 чел., пришла милиция. Собрание было сорвано, я был оштрафован на 175 тыс. бел. руб. за проведение мероприятия вне культового здания.

 

Юрий Решетников: Я являюсь председателем общины свидетелей Иеговы в Гомеле. Мы арендуем помещение для наших собраний, но также собирались и в частном доме. Эти собрания проводились с теми, кто не имел возможности собираться в арендуемом помеще- нии. В 2009 году на наше собрание приехала милиция (пять мили- ционеров и люди в штатском). У них было предписание заместителя прокурора Железнодорожного района Гомеля на осмотр помеще- ния. Переговоры с ними вел я, а также представитель хозяина дома

Сергей Байков. Мы отказались открывать двери, милиция вызва- ла сотрудников Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС), и двери были вырезаны болгаркой. Мне предложили подписать протокол, я отказался. Тогда на следующий день ко мне на работу приехали начальник отдела по делам религий и национальностей Гомельского облисполкома А. Прусов, заведующий отделом недви- жимости Гомельского горисполкома и начальник 3-го отделения ми- лиции Железнодорожного района Гомеля. Они потребовали, чтобы я подписал протокол, разговаривали со мной грубо. А. Прусов мате- рился. Решением суда Железнодорожного района Гомеля я как орга- низатор собрания был оштрафован на 1 млн. бел. рублей. Штраф у меня высчитывали с зарплаты два года.

 

Дмитрий Подлобко: Я являюсь пастором церкви «Новая жизнь» Хри- стиан Полного Евангелия в Гомеле. 9 октября 2007 года я был преду- прежден прокурором Советского р-на Гомеля М. Прусом о недопусти- мости нарушения закона. Наша церковь находится в доме, который не переведен в нежилой фонд. Согласно решению суда, своей деятель- ностью в качестве пастора я нарушил статью 25 Закона «О свободе совести и религиозных организациях».


 

 

 


Александр: Я пастор автономной общины Христиан веры евангель- ской (пятидесятников) в Пинске. С начала 2001 года мы занимаемся регистрацией общины. Это очень забюрократизированный процесс. Например, в помещении по санитарным нормам на каждого из членов общины должен приходиться один квадратный метр площади. Кроме того, мы должны согласовать наше помещение с МЧС и установить пожарную систему. Кроме того, поскольку мы не входим в объединение Христиан веры евангельской  в Беларуси, наше вероучение должно пройти экспертизу в экспертном совете при Уполномоченном по делам религий и национальностей. А пока мы не зарегистрированные, то не имеем права собираться на службы. В райисполкоме мне сказали, что если мы будем служить, то нами заинтересуется милиция. Видно, процесс регистрации для нашей общины будет длительным!

 

 

 

 


Пример 3.

Ситуация вокруг общины «Церковь «Новая жизнь»»

 

Положение с соблюдением свободы религии по-прежнему наглядно демонстрирует ситуация вокруг объединяющей тысячу членов пяти- десятнической общины «Церковь «Новая жизнь»» в Минске.

 

«Новая жизнь» известна своей борьбой за контроль над своей частной церковной собственностью, которая продолжается с 2002 года. Это здание реновированного коровника на окраине города, который, по заявлению властей, не может изменить свое назначение и стать цер- ковью. При этом культовое здание Белорусской православной церкви (Московский патриархат) в переделанном железнодорожном вагоне, находящемся неподалеку в пятистах метрах, с подобными сложностя- ми не столкнулось.

 

Власти города Минска при поддержке республиканского правитель- ства бойкотировали все попытки «Новой жизни» использовать это здание в соответствии с белорусским правом, тем самым лишая цер- ковь ее прав собственности. Голодовка членов «Новой жизни», посе- щения иностранных дипломатов и письма поддержки со всего света удержало власти от захвата здания в октябре 2006 года.


 

 

 

Формально «Новая жизнь» не владела ни своей землей с 2005 года, ни зда- нием с 2009 года. Тем не менее власти в целом оставили церковь в покое с середины 2009 года. Они также не предприняли каких-либо действий после того, как «Новая жизнь» отказалась платить огромный назначен- ный в феврале 2010 года штраф за предполагаемое загрязнение [земли] нефтепродуктами; церковь категорически отвергла это обвинение.

 

Во время визита в декабре 2010 года «Форум 18» убедился, что чле- ны [общины] могут организовывать христианские празднества при помощи переносных генераторов электроэнергии (власти отключили церковь от электроснабжения в 2004 году). Широко известная кампа- ния гражданского неповиновения «Новой жизни», видимо, заставила власти отказаться от конфронтации. Местный пастор-пятидесятник охарактеризовал в беседе с «Форумом 18» эту церковь как «единствен- ную территорию в стране, где не действуют белорусские законы».

 

Однако 27 ноября 2012 года «Новая жизнь» получила новое решение о выселении в рамках масштабной кампании против политической оппо- зиции: вслед за назначением в середине ноября нового шефа спецслуж- бы КГБ Валерия Вакульчика, известная правозащитная организация

«Вясна» была выселена из своих помещений в Минске 26 ноября. Тем не менее власти снова вышли из конфликтной ситуации с общиной; спустя несколько дней местные органы отменили решение о выселении.

 

 

 


Таким образом, избыточное и зачастую негибкое регулирование и администрирование в конфессиональной сфере Беларуси может при- водить к системным затруднениям для лиц, желающих открыто ис- поведовать в публичном пространстве ту или иную религию. Такие затруднения могут также вести к прямой или косвенной дискримина- ции на основании религии или верований, нередко в совокупности с другими признаками, например, из-за оппозиционных политических взглядов (см. ниже).

 

Религия и оппозиционная деятельность

 

Для религиозных организаций и их членов уязвимость возрастает, в первую очередь, из-за общественной, в том числе оппозиционной, ак-


 

 

тивности верующих. Дискриминационному отношению в основном подвергаются протестанты и другие «новые религиозные движения», что нередко объясняется их активной прозелитской, благотворитель- ной, просветительской активностью. Если религиозные организации или отдельные верующие ограничиваются отправлением культа, не высказываются по актуальным общественным проблемам, демонстри- руют лояльность власти и поддержку ее действий, то власть обычно не создает им значительных трудностей. Также по заявлению Уполномо- ченного по делам религий и национальностей им совместно с мини- стерством юстиции «ведется работа по предупреждению регистрации религиозных организаций под видом общественных объединений».133

 

На фоне ужесточения в начале 2000-х гг. законодательства, регулиру- ющего религиозную жизнь, а также наказаний за его нарушения про- тестная активность привела ряд общественных активистов (например, связанных с инициативой «За свободное вероисповедание») в ряды политической оппозиции.134 Важную роль в консолидации оппозици- онных религиозных сил имеют интернет-ресурсы, например сайт неза- регистрированной партии «Белорусская христианская демократия».135 Протестантские активисты смогли собрать 50 тыс. подписей за внесе- ние поправок в Закон «О свободе совести и религиозных организациях». По оценке международной правозащитной организации «Форум 18», в последние годы политика властей стала не столь ограничительной: ви- димо, сказывается нежелание подталкивать политически нейтральные группы к оппозиционной деятельности.136

 

Альтернативная служба

 

Пункт 11 Замечания общего порядка 22 КПЧ посвящен проблеме отказа от военной службы по убеждениям совести (conscientious objection). Комитет признает, что данное право не установлено в пакте напрямую, однако считает, что оно может быть выведено из статьи

18 Международного пакта о гражданских и политических правах постольку, поскольку обязанность использовать смертельное оружие может вступать в серьезное противоречие со свободой совести и правом исповедовать религию.

 

Очевидно, что непредоставление возможности прохождения альтер- нативной службы может вести к косвенной дискриминации на осно- вании религии или верований. Отказ в прохождении такой службы может рассматриваться и как непредоставление разумного приспо- собления,137 что тоже является формой дискриминации на основании религии и верований.

 

Согласно статье 57 Конституции Республики Беларусь, «порядок про- хождения воинской службы, основания и условия освобождения от воинской службы либо замена ее альтернативной определяются зако- ном». Тем не менее у граждан Беларуси нет возможности пройти аль- тернативную службу. Конституционный Суд в своем решении, приня- том еще 26 мая 2000 года, указал на необходимость незамедлительного принятия закона об альтернативной службе или внесения изменений в другие законы.138  Разработка соответствующего закона запланирована в утвержденном Президентом плане законотворчества в 2013 году.139 Следует учитывать, что предыдущие попытки принятия закона были неуспешными из-за военного лобби. На практике отсутствие альтерна- тивной службы власти пытаются компенсировать через предоставле- ние возможности служить там, где новобранец не должен соприкасать- ся с оружием (например, в железнодорожных частях).

 

В последние годы в Беларуси имели место случаи уголовного преследования молодых людей, которые отказываются от прохождения от военной службы по убеждениям совести (conscientious objection). В группе риска в Беларуси находятся, прежде всего, свидетели Иеговы и представители некоторых направлений иудаизма. Можно привести в качестве примера сообщение, сделанное в интервью БХК А. Бойничевым:

 

В 2001 году я был призван в армию. Медицинской ко- миссией был признан годным. Неоднократно заяв- лял, что я являюсь членом религиозной организации

«Свидетели Иеговы» и по своим убеждениям не могу служить в армии. Просил предоставить мне воз- можность пройти альтернативную службу, кото- рая не ущемляла бы мою совесть. (…) Несколько лет мое здоровье проверяли, надеясь найти какую-либо болезнь, чтобы меня можно было комиссовать, но ничего не нашли. В 2003 году проходил призывную комиссию. Заявил, что не могу служить в армии по своим убеждениям и попросил предоставить мне возможность пройти альтернативную службу. Присутствующий там представитель милиции сказал, что меня доставят в армию в наручниках. Расписался за получение повестки на отправку в армию, но сказал, что не приду. В 2003 году я был привлечен к суду по статье 72.2 старого УК (уклоне- ние от воинской службы). Судья Железнодорожного района Гомеля С. Мальцев меня оправдал. Прокурор подал протест. Областной суд меня также оправдал, а коллегия областного суда направила дело на пересмотр в суд Железнодорожного района. Я долго ждал, когда меня вызовут, потом пришел в суд сам, и мне сказали, что мое дело прекращено по причине декриминализации (отменен старый УК).140

 

Следует отметить, что новый Уголовный кодекс в статье 435 также предусматривает ответственность за «уклонение от мероприятий призыва на воинскую службу». Таким образом аргументации судеб- ных органов не вполне юридически выверена. Однако имеется пример и оправдания «уклонистов»  белорусским судом даже при отсутствии явных к тому возможностей в рамках действующего законодательства. Д. Смык рассказал в интервью БХК:

 

Я    являюсь    членом    религиозной    организации


«Свидетели Иеговы» и по религиозным убеждениям не могу служить в армии. Весной 2009 года я был призван в армию. Регулярно являлся по повесткам, прошел медкомиссию. Неоднократно заявлял о своих убеждениях. На отправку в армию не явился. 6 ноября 2009 года судом Центрального района Гомеля я был признан виновным по части 1 статьи 435 (уклонение от мероприятий призыва на воин- скую службу) и оштрафован на 100 базовых вели- чин (3,5 млн. бел. руб.). Подавал жалобу, был вынесен новый приговор, и я был оправдан судьей Е. Цалко- вой из-за отсутствия состава преступления.141

 

 

 

Пример 4.

Выдержка из Приговора от 31 мая 2010 года суда Центрального района г. Гомеля по обвинению

Смыка Д.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 435 УК Республики Беларусь*

 

По мнению суда, действия Смыка Д.В. связаны с реализацией им сво- его конституционного права на замену по религиозным убеждениям воинской службы альтернативной. Его религиозные убеждения в дан- ном направлении и факт принадлежности к соответствующей религи- озной конфессии нашли свое полное подтверждение в судебном засе- дании и не вызывают у суда сомнений.

 

Как следует из показаний допрошенных в суде свидетелей Н., Р., Р. и П., а также письма Республиканского Объединения Свидетелей Иеговы в Республике Беларусь, свое отношение к исполнению воинского долга должен избрать сам обвиняемый Смык Д.В. Община Свидетелей Иеговы к этому решению обвиняемого не причастна.

 

 Выводы

 

На основе приведенных выше данных очевидно, что Беларусь по закону и на практике не обеспечивает пока равенства между последователями

«традиционных» и прочих конфессий, используя различные механизмы для ограничения прав, важнейшими из которых являются юридические и административные преграды для обязательной регистрации, пресле- дование за отсутствие регистрации, непропорционально жесткие требо- вания в отношении религиозной деятельности за пределами культовых зданий и к самим культовым зданиям. Деятельность властей, видимо, резко ограничила распространение в стране «новых религиозных дви- жений», причем мотивы защиты государственной безопасности и осо- бой версии белорусской идентичности играют здесь не последнюю роль. Возможности для обжалования принимаемых в отношении религиоз- ных организаций административных решений резко ограничено. Тем не менее в последнее время очевидно также желание властей избегать от- крытого конфликта и противостояния с религиозными общинами.

 

Для Беларуси характерна особая уязвимость представителей религи- озных групп и религиозных организаций, как «традиционных», так и новых, за их предполагаемую или реальную связь с политическими оп- позиционными движениями. Уделяя особое внимание сотрудничеству с «традиционными» конфессиями, государство, тем не менее, ставит их в крайне жесткие рамки наравне с «нетрадиционными» конфессиями (например, в том, что касается требований регистрации или проведе- ния мероприятий вне культовых зданий). Государство может вмеши- ваться во внутренние дела ассоциируемой с польским меньшинством католической церкви, используя для этого ограничительную визовую политику в отношении иностранных членов ее клира.

 

Как показано выше, вопрос об альтернативной службе в Беларуси за- конодательно до сих пор не урегулирован, что ставит представителей определенных религиозных меньшинств под угрозу нарушения их ре- лигиозных прав и свобод, включая угрозу дискриминации по религиоз- ному признаку.

Paterton office in Toronto, Canada 11.02.2015| Paterton office in Toronto, Canada
Paterton Office in Toronto, Ontario, Canada

Клиент из Киева иммигрировавший в Германию 03.07.2014| Клиент из Киева иммигрировавший в Германию
Client from Kiev whom we helped with his immigration to Germany.

Блоги, отзывы, вопросы от клиентов

Все блоги
Наша организация оказывает услуги: Пленки на автомобили, тонировка автомобилей, оберегание авто от сколов. Украсив свой автомобиль модной и цветной пленкой, Вы буквально дадите ему новый вид. А именно когда автомобиль Вам нравится, но окрас Вам уже надоел. Кроме того, автопленка позволяет «поиграть» с рисунком и цветом.
Читать подробнее
Наша организация оказывает услуги: Магазин пленок на автомобили, тонировка, защита автомобиля от царапин. Обновив свой автомобиль модной и яркой пленкой, Вы буквально дадите ему новою жизнь. Особенно когда автомобиль Вам нравится, но его окрас Вам уже надоел. Помимо того, виниловая пленка позволяет «поиграть» с рисунком и оттенками.
Читать подробнее
SMM (или реклама в социальных сетях) — ряд действий направленных на получение посетителей или усиление интереса к компании посредством Секреты накрутки Телеграм показа объявлений в сервисах платформ социальных сетей.
Читать подробнее
SMM (или реклама в социальных сетях) — ряд действий направленных на получение посетителей или усиление интереса к компании посредством Секреты накрутки Телеграм показа объявлений в сервисах платформ социальных сетей.
Читать подробнее